Частный случай (Больная Ч., 45 лет) - «Мед Читалка»

Частный случай (Больная Ч., 45 лет)

Больная Ч., 45 лет, направлена в онкодиспансер в середине января 1977 г. с подозрением на наличие рака молочной железы. Обнаружила у себя опухоль 4 мес назад. Был установлен и цитологически подтвержден диагноз рака правой молочной железы ПБ стадии и предложена госпитализация в онкологический стационар для проведения комбинированного лечения. Больная от госпитализации отказалась, о чем тут же был извещен районный онколог.

Через 2 нед по просьбе руководства предприятия, где работала больная, ее без ведома онколога госпитализировали в хирургическое отделение одной из городских больниц. При первичном осмотре ординатор записал, что имеется бластома правой молочной железы; опухоль размером 5X6 см, неподвижна, спаяна с подлежащими тканями, в правой подмышечной области пальпируются плотные увеличенные лимфатические узлы.

Ни в записи лечащего врача, ни в записи об осмотре заведующим отделением, ни в предоперационном заключении не указана стадия заболевания и не сформулирован план лечения соответственно онкологическому диагнозу.

Никаких мероприятий, даже самых элементарных, необходимых для определения распространенности процесса, не проведено. При собирании анамнеза ординатор не поинтересовался, была ли больная ранее у врача, и факт ее предшествующего полноценного обследования в онкологическом диспансере остался врачу неизвестен.

Через 5 дней после поступления произведена операция. В операционном журнале операция названа так: «радикальная ампутация молочной железы». В протоколе операции указано что молочная железа удалена одним блоком с большой и малой грудными мышцами и клетчаткой подмышечной области. Не указано, удалялись ли подключичные и подлопаточные лимфатические узлы. При гистологическом исследовании удаленного препарата обнаружен макроальвеолярный рак молочной железы с метастазами в регионарные лимфатические узлы. В какие именно, осталось неизвестным.

Через 15 дней больная выписана домой с рекомендацией пройти курс лучевой и химиотерапии в онкологическом учреждении. Однако больная находилась дома и лечения не получала. Менее чем через 3 мес после операции ее посетил на дому районный онколог, который обнаружил в правой подключичной области увеличенный плотный лимфатический узел, а на коже в области послеоперационного рубца мелкие узловидные высыпания. Больная была направлена в онкологический институт для комплексной терапии.

Как и предыдущее наблюдение, приведенная краткая выписка из истории болезни свидетельствует о многих онкологических ошибках.

Первая ошибка — деонтологическая, когда врачи, поставившие правильный диагноз, не смогли убедить больную в необходимости пройти курс лечения в специализированном учреждении. Вторая, самая важная ошибка — диагностическая, основанная на том, что врачи хирургического отделения пренебрегли непреложными правилами онкологической диагностики не диагностировали распространенную стадию процесса. Из-за этой ошибки они не смогли выработать правильный план лечения данной больной. Операция была произведена нерадикально.

Именно так нигилистическое отношение к важнейшему этапу диагностики — определению стадийности приводит к грубейшим нарушениям тактических установок  современной онкологии.

Оба приведенных наблюдения явились предметом специального разбора в городской онкологической комиссии, которая сделала строгие организационные выводы.


«Диагностические и тактические ошибки в онкологии»,
Ю.Я.Грицман