Подлинный естествоиспытатель

Правда, между чистым идеализмом и дуализмом зачастую нельзя провести резкой грани, как правило, дуализм переходит в идеализм. И все же дуалистические взгляды для исследователей мозга и психики оказываются более «удобными», так как создают поле маневрирования от материалистических выводов к идеалистическим.

Подлинный естествоиспытатель всегда по сути является стихийным материалистом. И поэтому дуалистические взгляды нередко принимают форму того стыдливого материализма, когда естествоиспытатель в ходе конкретных исследований остается все время на материалистической почве и покидает ее лишь тогда, когда пытается связать полученные им, результаты с символами своей веры.

Несколько своеобразное положение у нейрофизиолога, исследующего головной мозг, он непременно действует как стихийный материалист, изучая движения нервных импульсов, синаптические образования, строя и проверяя гипотезы о функциональных отношениях между различными мозговыми структурами. Но вместе с тем он вынужден так или иначе связывать эти процессы с психическими явлениями и вот тут он неизбежно сталкивается с «метафизическими» вопросами.

Послушаем, что говорит по этому поводу выдающийся канадский нейрофизиолог и нейрохирург У. Пенфилд: «Дуалист считает, что в каждом индивиде имеется что то прибавочное к телу и к его живой энергии. Он может назвать его духом сознания, который является активным спутником мозговой деятельности и который имеется налицо от рождения до смерти, за исключением, может быть, состояния сна или комы. Он может также верить, что этот дух продолжает свое существование после смерти тела и что он что-то единое с Богом».

И дальше: «Эти установки о духе и Боге представляют собой то, во что ученый может верить» ибо они, по мнению Пенфилда, нисколько не препятствуют ученому оставаться в своей области на строгой почве фактических данных и их детерминистического объяснения, т. е. по существу на почве естественнонаучного материализма.

«Философские проблемы медицины», Н.М.Амосов

← Назад