Сложность создания «математических моделей» патологических процессов

Сложность создания «математических моделей» патологических процессов объясняется рядом причин как объективного, так и субъективного порядка. К последним относится то, что чаще всего врачи не знают математики, а математики — медицины.

Поэтому объединение усилий математиков, биологов, врачей — пока основной путь преодоления возникшего здесь противоречия.

Объекты биологии и медицины (нормальная и патологическая жизнедеятельность) — несравненно более высокий уровень организации материи, чем тот, для которого создавался современный математический аппарат. В своей значительной части он сложился на основе количественного измерения объектов неживой материи. Поэтому описание структуры патологического процесса (живой системы) находится пока вне пределов возможностей современной математики.

В этом, видимо, и следует искать корни того «математического нигилизма» в медицине, который выразил Р. Лериш. Об этом пишут физики, математики, биологи, врачи. Н. А. Бернштейн писал, что «…объекты, изучаемые в биологии, чрезвычайно сложны, и сколько-нибудь адекватное их описание лежит, как правило, за пределами возможностей современной математики.

Потребуется не просто приспособление математики к нуждам биологии, а существенное изменение и развитие самой математики… уже миновало то время, когда математики уверенно считали себя достаточно вооруженными для того, чтобы сразу, с места, вступить в бой с коренными проблемами биологии.

Сейчас становится все более ясным, что математический аппарат, разработанный для изображения и анализа физических и химических явлений и великолепно справлявшийся с проблемами наук о неживой природе, нуждается в глубокой доработке и обновлении для того, чтобы овладеть также и проблемами жизни».

«Философские проблемы медицины», Н.М.Амосов

Вперед →