Подлинная научная интеграция

Говорят, что XX век — это век конкретных наук, а не абстрактных доктрин, век практиков, а не теоретиков, век физиков, а не лириков.

Но верно ли это?

Наш век — это век, когда фантазия становится былью, XX век — это век не только тонких и изумительных экспериментов, но и «безумных» в своей гениальности идей. Более того. Нам представляется, что в настоящее время максимальных результатов следует ожидать не столько от дифференциации, сколько от широкой интеграции научных знаний. Нельзя, естественно, отрывать, а тем более противопоставлять, интеграцию знаний дифференциации.

Подлинная научная интеграция предполагает наличие добротных фактов, глубоких и конкретных знаний. Об этом свидетельствует опыт такой науки, как кибернетика, создавшей качественно новые представления о системах и принципах управления, опираясь на открытия в области математики, теории информации и связи, радиоэлектроники, автоматики, биологии и физиологии.

В настоящее время медицинская наука нуждается в широких теоретических обобщениях: медицине нужны не только конкретные теории, обобщающие конкретную группу научных фактов, но и широкие теоретические обобщения в виде научных систем.

Прав И. В. Давыдовский, когда пишет: «Пора навстречу тенденциям современной медицины к децентрализации, т. е. к рассредоточиванию на множество отдельных специальностей, противопоставить попытку создания теоретических основ, уделив особое внимание общим закономерностям, лежащим в основе патологических процессов».

Марксизм, совершив революционный переворот в философии, внес тем самым коренные изменения в понимание взаимоотношений между философией и естествознанием, показал несостоятельность не только натурфилософских концепций, но и позитивистских, т. е. отрицающих роль философии в развитии естествознания.

«Философские проблемы медицины», Н.М.Амосов

Вперед →