Альтруизм

Альтруизм, как и война, а в действительности, как все проявления движущих сил выживания для группы, имеет очень глубокие биологические корни.

Поведение солдата, жертвующего собой, чтобы спасти группу товарищей, не слишком отличается от поведения пчелы, которая убивает себя, оставляя своё жало в чьей-то коже, или малиновки, которая предупреждает других птиц в своей стае о приближении хищника, применяя особый звук, рискуя таким образом своей жизнью. В основном война не очень отличается от борьбы животных за пищу или территорию. Различие в том, что люди могут согласовывать, распределять и завершать свои действия.

Трудность заключается в точном знании, что преодолевает человеческая группа в наши дни. Группа может быть только там, где особи внутри неё могут общаться друг с другом. Общение касается не просто обмена информацией – это также обмен эмоциями, чувствами. Группу цементируют симпатия, сопереживание, общие радости, страх. Первоначально группа могла быть только небольшой и обычно гнездилась в определённом географическом месте, но сейчас такие ограничения сброшены.

Поэтому люди, живущие на разных континентах, могут разделять одинаковые ценности, одинаковые интересы, одинаковые чувства и вместе создавать настоящие общности без существования каких-либо географических уз. Телезритель в Европе может быть охвачен чувством сострадания, видя африканского ребёнка, умирающего от голода.

С современными средствами коммуникаций и экологическим сознанием человечество как целое начинает становиться группой. Будь оно так, войны будущего смогут быть действиями преступников и меньших групп, борющихся за своё собственное выживание. Возможно, мы подходим к времени, когда война – даже экономическая война – будет казаться абсурдной.

«Первичное здоровье», Мишель Оден

← Назад
Вперед →