Религиозный инстинкт

И альтруизм, и война происходят из самых архаичных структур мозга, первичного мозга, то же справедливо для религиозного инстинкта, того видения вселенной, которое выходит за пределы времени и пространства и которое даёт нам ощущение вселенской принадлежности. Религиозный инстинкт всемирен и межкультурен. Он может подавляться или направляться в различные русла как культурой, так и церквями. Он всегда находит, неважно какие, пути для самовыражение. Он всегда проявляется вновь, иногда удивительным образом.

В то время, как наш высший мозг, наш неокортекс ведает информацией, предоставляемой ему органами чувств и способен иметь знание о вселенной, ограниченное пространством и временем, первичный мозг выходит за эти рамки, за рациональный мир. Жизнь была способна развиваться, эволюционировать и усложняться благодаря использованию суперкомпьютера, заключенного в новом мозге. Но с того момента, как это суперкомпьютер становится сверхмощным и угнетает первичный мозг, жизнь в целом оказывается под угрозой.

У большинства людей религиозное чувство всегда присутствует, но скрыто. Оно проявляется в наличии убеждений, мнений, в художественном или научном творчестве, в убеждённости существования могучих творцов и в чувстве святого. Магия, иррациональное, сверхъестественное, фантастичное, сказочное – люди нуждаются во всём этом.

Людям также нужно поклоняться. Эмоции, разделяемые 70000 людей на поп-концерте, также проявление религиозного чувства. Это то религиозное чувство, которое позволяет Эйнштейну выработать теорию относительности до её математической демонстрации.

Иногда религиозное чувство признаётся за таковое и направляется церквями. В течение тысяч лет, с тех пор, как мужчина осознал свою власть в оплодотворении, чувство отцовства усиливалось, а с подъёмом монотеистических религий религиозное чувство открыто выражалось в поклонении всесильной личности отца.

«Первичное здоровье», Мишель Оден

← Назад
Вперед →