Терапии

Люди всегда создавали средства для положительных эмоций. Когда провозглашённой целью является улучшать здоровье, мы называем их средствами лечения или терапиями. Разграничительная линия между искусством и терапией весьма туманна. Терапию саму можно рассматривать как форму искусства. Великий терапевт, великий целитель в идеале представляется в добром здравии кем-то, кто обладает искусством передавать положительные эмоции любыми средствами. Наилучшие средства те, что основываются на фундаментальных положительных эмоциях.

Недавно сделалась модной терапия смеха, особенно в США, с тех пор, как Норман Казинс рассказал, как он вылечил себя от дегенеративного состояния позвоночника частью посещением кинокомедий, таких, как братьев Маркс. После международного симпозиума в Вашингтоне были созданы центры смеха, итак, мы просто заново открываем то, что знал Рабле. Как врач, он первым применил терапию смеха.

Рабле наблюдал, что люди с сифилитическими высыпаниями на коже, которых лечили ртутной мазью, имели мало шансов выжить. И он давал этим пациентам свои произведения, чтобы заставить их смеяться – и он не мог найти более подходящего лекарства. Даже в древние времена доктора уже знали, что смех может укреплять весь организм, в особенности лёгкие. В XIII столетии Анри де Мондевилл использовал смех для восстановления людей послеоперационного периода; а Ричард Малкастер, английский врач, живший в XVI столетии, превозносил лечение смехом для людей с холодными руками. Люди всегда смеялись, во всякой культуре. Коллективный смех – вещь, хорошо известная антропологам, будь то среди индейцев хопи, амазонских индейцев или чёрных жителей Судана. Смех всегда будет средством сплочения группы.

Истинный смех выражает приятные эмоции; он случается, когда что-то внезапно повергает вас в удивление, и вы перестаёте быть серьёзными.

Смеяться – занятие заразительное и всеобщее. Смех может не ограничиваться одними людьми; действительно, были наблюдения смеющихся обезьян. Структуры мозга, вовлечённые в смех, становятся лучше известны. По-видимому, это центры удовольствия гипоталамуса, связанные с определёнными чёткими зонами правой прифронтальной коры.

Способность смеяться пропадает, если эти зоны повреждаются. Тот факт, что центр смеха располагается на стороне правой руки в мозге, означает, что вещи, которые вас смешат, никоим образом не аналитичны.

«Первичное здоровье», Мишель Оден

← Назад
Вперед →