Привязанность (Первый час после родов)

Первый час после родов может оказаться таким впечатлительным периодом у людей. Есть достаточно свидетельств, заставляющих нас думать, что это должно быть так. Во-первых, и прежде всего, матери свидетельствуют это сами. На протяжении этого часа после родов мать находится в совершенно особом состоянии сознания, где она не обращает никакого внимания на происходящее вокруг неё – до тех пор, пока ничего не нарушает этот первый контакт с ребёнком и ничего не отравляет святую атмосферу. Это – часто лучшее время для первого сосания ребёнка.

Во-вторых, имеются физиологические соображения касательно того, почему первый час после родов мог бы быть впечатлительным периодом. Гормоны, выделявшиеся и матерью и ребёнком во время родов, ещё не выведены в этот первый час, они имеют основное значение для процесса привязанности. У матери и ребёнка ещё остаётся высокий уровень эндорфинов. Когда мы знаем, что опиаты (препараты опия) могут создавать привычки и зависимое поведение, легко понять, почему этот первый час после родов может играть такую важную роль в процессе привязывания. Только что родившая женщина находится в особенно чувствительном состоянии. Зная то, что мы устраиваем из процесса привязывания, не так трудно понять, почему она могла бы легко образовать привязанность к кому-то, находящемуся с ней во время этого первого часа после родов, как, например, врач, не простая случайность, что традиционная мудрость всегда исключала мужчин с места родов.

Эмоции, которые мы испытываем в повседневной жизни, предполагают выделение разнообразных гормонов, и это не гормоны, которые играют роль в процессе привязывания, особенно эндорфины. Мать и её новорожденный ребёнок наполнены этими эндорфинами сразу после родов до тех пор, пока ничего не нарушено. Это привязывание между матерью и ребёнком – существенный эпизод в жизни и служит в последствии образцом для всех других форм привязанности. Во время полового сношения партнёры находятся в тесном соприкосновении и в то же время имеют высокий уровень эндорфинов. Все привязанности, будь то к людям, животным или к вещам, не должны далеко отходить от этого первого образца «мать-ребёнок».

Однако мы не должны увлекаться представлением, что процесс привязывания между матерью и ребёнком представляют собой простой прилив гормонов на один короткий и впечатлительный период. Некоторые люди даже полагают, что гормоны, вовлечённые в процесс привязывания, такие, как АКТГ и вазопрессин, наряду с эндорфинами, уже выделялись ребёнком с ранних времён его утробной жизни, так что настоящее привязывание между матерью и ребёнком началось задолго до родов.

Расстояние между словом «привязанность» и словом «любовь» суммирует всю сложность человеческого феномена. Не очень-то уместно говорить о любви на языке физиологии. Разве наборы слов отражают пропасть между животным и человеческим мирами. Конечно, всегда будет трудно доказать важность периодов восприимчивости у людей, потому что затронуто так много факторов, таких, как культура, к которой человек принадлежит.

Однако, такие пионеры, как Маршалл Клаус и Джон Кеннел осмелились попытаться изучить восприимчивые периоды у человека, они знали, что обстоятельства взаимоотношений «мать-дитя» либо помогают, либо мешают, это имеет последствия для всей культуры.

«Первичное здоровье», Мишель Оден

← Назад
Вперед →