Замораживающий микротом

Всем понятно, почему нельзя обойтись без замораживающего микротома при ответах на срочные биопсии. Но почему применение замораживающего микротома так настойчиво рекомендуется при обработке и обычных биопсий? Это, видимо, требует пояснений.

При биопсии обычно иссекаются участки кожи или слизистых оболочек (шейка матки, бронхи, различные отделы пищеварительной трубки и т.д.); вырезанные кусочки состоят из эпителия и подлежащей ткани.

Перед изготовлением срезов их необходимо ориентировать должным образом — так, чтобы плоскость среза располагалась в отвесном по отношению к эпителиальному пласту направлении. Если кусочки очень маленькие, то это сделать в горячем парафине очень трудно. Срезы иногда получаются тангенциальными, а по таким срезам ставить диагноз нельзя.

Пользуясь замораживающим микротомом, кусочек легко удается правильно ориентировать. Выловив анатомическим пинцетом из чашки с водой предварительно фиксированный кусочек, его укладывают на анатомической табакерке собственной кисти и разглядывают, слегка поворачивая, пока не установят, где находится эпителий.

Если смотреть на поверхность разреза, сделанного ножом хирурга, то эпителий слизистых оболочек представляется в виде тонкой, беловатой полоски. Затем показывают лаборанту, в какой позиции кусочек должен находиться на столике замораживающего микротома.

Замораживающий микротом, стало быть, позволяет не только ускорить изготовление микропрепаратов, но и ориентировать кусочки в нужном положении и тем самым избежать тангенциальных срезов.

Кусочки кожи, слизистых оболочек, печени режутся на замораживающем микротоме настолько хорошо, что не сразу удается отличить замороженные срезы от залитых (если, конечно, лаборант знает свое дело). Кусочки некоторых других органов, например молочной железы, режутся значительно хуже.

Но так или иначе обычно удается узнать опухоль и назвать ее, например, — аденокарцинома, эпидермоидный рак и т. д. Это и есть то, что теперь называют идентификацией.

Развернутого гистологического диагноза по замороженным срезам не дают. Требовать его здесь нельзя, да и не нужно. Клиницисту, получающему ответ на биопсию, достаточно уже и кратких указаний для того, чтобы он смог наметить план своих последующих действий.

Если же по замороженному срезу не удается установить природу процесса, то кусочек размораживают и заливают в парафин. Ориентировать такой кусочек в парафине уже значительно проще, так как нужная его часть как бы стесана.

Клинициста предупреждают, что окончательный ответ будет дан по залитому материалу.

На тонких залитых срезах уже легче разобраться в непонятных деталях; при необходимости делают дополнительные окраски. Когда диагноз ясен и по замороженному срезу, а кусочек опухоли необходимо сохранить, его тоже заливают в парафин, но залитые срезы не изготавливают.

Итак, после того, как патологоанатом изучит под микроскопом замороженные срезы, он определяет дальнейшую судьбу кусочка — залить в парафин и нарезать (если работа над диагнозом продолжается); только залить (для того, чтобы в лаборатории сохранялся не только микропрепарат, но и парафиновый блок опухоли); выбросить (когда кусочек явно не представляет ни научного, ни практического интереса, — банальная грануляционная ткань и т.п.).

Лишь в отдельных случаях биоптический материал сразу направляют в заливку, минуя замораживающий микротом. Это относится, прежде всего, к лимфатическим узлам при подозрении на системный опухолевый процесс. Замороженные срезы для дифференциальной диагностики между реактивной гиперплазией, лимфосаркомой, лимфогранулематозом непригодны.

Окончательный ответ все равно приходится, как правило, откладывать до изготовления залитых срезов. Поэтому, не тратя зря времени и труда, материал лучше сразу заливать в парафин. Но речь идет, повторяю, только о системных процессах.

Если клиницист предполагает наличие метастаза рака в лимфатический узел, то сразу заливать удаленный лимфатический узел нет необходимости. Эпителиальная гистоархитектоника метастаза настолько резко отличает его от лимфоидной ткани, что он хорошо виден и на замороженных срезах.

Иногда патологоанатому приходится задумываться над тем, какой же он материал получил — биоптический или операционный. Например, хирург удалил мягкотканную опухоль размером с куриное яйцо в пределах здоровых тканей.

Материал, казалось бы, биоптический, поскольку диагноз еще не установлен. Но в равной мере он представляется и операционным, поскольку опухоль иссечена целиком и операция преследовала не только диагностические, но и лечебные цели.

Ориентироваться в этих случаях нужно на величину кусочка в смысле того, требуется вырезка или нет. Когда кусочек невелик, то из него изготавливают замороженные срезы, в случае необходимости — с последующей заливкой. Если же необходима вырезка, то перед нами операционный материал с неизбежной заливкой вырезанных ломтиков в парафин.


«Ошибки и трудности гистологической
диагностики опухолей», Д.И.Головин

← Назад
Вперед →