Ангиосаркома

Нет единогласия в том, что представляет собой ангиосаркома. Когда-то этот диагноз был популярен и ангиосаркомой называли едва ли не любую мезенхимную опухоль, очень богатую сосудами. Затем ангиосаркомы стали находить все реже и реже.

Многие исследователи поставили знак равенства между ангиосаркомой и гемангиоэндотелиомой и начали требовать от злокачественной сосудистой опухоли, чтобы она не просто была богата сосудами, но чтобы их эндотелий был полиморфен, атипичен, т. е. явно опухолевый.


Гемангиоэндотелиома (Х180)

Гемангиоэндотелиома (Х180)


Но существует и другое толкование ангиосаркомы, при котором ее отделяют от гемангиоэндотелиомы, считая ее более злокачественной ангиопластической опухолью, в которой резко выраженные явления анаплазии могут затушевать сосудистую природу. По А. В. Смольянникову, различие между гемангиоэндотелиомой и гемангиосаркомой заключается в степени анаплазии опухолевых клеток.

Гемангиоэндотелиома
— опухоль с четко выраженной гистотипической дифференцировкой, ангиосаркома в значительной мере утратила не только гистотипическую, но и цитотипическую дифференцировку. Но мне кажется, что доводы в пользу сосудистой природы так называемых ангиосарком столь субъективны, что правильнее было бы думать об опухолях неясного гистогенеза.

Даже если это и не так, то высота дифференцировки сама по себе не служит основанием для выделения отдельной онконозологической единицы; лучше было бы различать высоко- и низкодифференцированные гемангиоэндотелиомы, подобно тому как различают высоко- и низкодифференцированные аденокарциномы, эпидермоидные раки и т. д. 

Конечно, гемангиоэндотелиома не является единственным представителем злокачественных сосудистых опухолей. Но перечень их нужно пополнять не за счет сомнительных ангиосарком, а за счет новообразований надежно сосудистой природы. К ним относятся редкие системные ангиоматозы и лимфангиоэндотелиома, развивающаяся исключительно на верхних конечностях в условиях длительного лимфостаза, вызванного удалением молочной железы.

Среди сосудистых новообразований имеются и такие, трактовка которых служит примером научного гипноза, удивительного в отношении своей продолжительности и массовости. Речь идет о так называемой пиококковой гранулеме. Когда-то среди дерматологов возникла версия о воспалительной природе этого страдания, согласно которой его морфологическим субстратом являются своеобразные грануляции. Поиски микробов и вирусов в этой гранулеме оказались безуспешными.

Выяснилось, что воспаление в свежих поражениях вообще отсутствует; оно может присоединиться лишь в поздние стадии вследствие разрушения эпидермиса. Гистологическая структура пролиферата не укладывалась в представления о грануляционной ткани, за исключением поверхностных отделов старых очагов, где эпидермис, как это только что упоминалось, может разрушаться.

И тем не менее в течение многих десятилетий, из книги в книгу, из статьи в статью перекочевывала воспалительная теория генеза.

В классификации ВОЗ пиогенная гранулема именуется «гемангиомой» грануляционнотканевого типа (слово «гемангиома» взято в кавычки в знак недоверия к ее опухолевой природе). Мне пришлось видеть препараты около 150 «пиококковых» гранулем, и ни в одном случае не возникало сомнения в том, что она представляет собой вариант капиллярной гемангиомы со свойственными последней фазами развития, начиная от гипертрофической капиллярной гемангиомы и кончая фиброзом или кавернозной гемангиомой.


Так называемая пиококковая гранулема

Так называемая пиококковая гранулема

Строение типичной гипертрофической капиллярной гемангиомы (X400).


Единственное отличие заключается в экзофитном росте. За счет экзофитного роста образуется пресловутый эпидермальный воротничок и возникает возможность изъязвления. Чем скорее закончит свое существование воспалительная версия, тем лучше будет для молодых патологоанатомов, которые, имея дело с этой опухолью, видят под микроскопом одно, а читают про нее другое.


«Ошибки и трудности гистологической
диагностики опухолей», Д.И.Головин

Вперед →