Уравновешенность, присущая человеку по сравнению с прочими существами

Такая уравновешенность есть нечто, обладающее известной широтой; широта ее не ограничена каким либо пределом, но и не зависит от случая; напротив, избыток и недостаток ее имеют границы, при выходе из которых натура перестает быть натурой человека.

Что же касается второго типа, то это середина между крайностями широты натуры. Такая уравновешенность бывает у человека самой средней категории, находящегося в самой середине того возраста, когда рост достигает крайнего предела. Хотя она и не является той истинной уравновешенностью, что упомянута в начале параграфа, и существование которой считают невозможным, но все же это одна из тех вещей, которые найти трудно.

Такой человек тоже приближается к упомянутой истинной уравновешенности не по прихоти; случая; его горячие органы, как например, сердце; холодные, как например, мозг; влажные, как например, печень; и сухие, как например, кости, – все под стать друг другу. Когда они соответственны по силам и соразмерны, то приближается к истинной уравновешенности. Что же касается уравновешенности с точки зрения каждого органа самого по себе, то нет. Они не уравновешены, за исключением одного органа, а именно кожи, как мы это опишем после.

Что же касается до уравновешенности в отношении пневмы, и главенствующих органов, то тело не может приблизиться благодаря этому к истинной уравновешенности; напротив, оно всегда переходит к чрезмерной теплоте и влажности. Дело в том, что начало жизни – сердце и пневма – оба очень горячи и склонны к избытку теплоты. Жизнь происходит от теплоты, а рост от влажности; больше того, теплота возникает от влажности и питается влажностью.

«Канон врачебной науки», Абу Али ибн Сина (Авиценна 980 – 1037)

← Назад
Вперед →