Поиски новых перспективных путей развития экспериментальных исследований

При поисках новых перспективных путей развития экспериментальных исследований коллатерального кровообращения следует, на наш взгляд, обратить внимание на некоторый отмеченный выше односторонний обобщенный подход к изучению сосудов-коллатералей, где отсутствуют детальные анатомофункциональные сведения о пластичности отдельных сосудов, их бассейнах ветвления при окольном кровотоке.

О необходимости изучения районов васкуляризации, области распространения отдельного сосуда указывали В. Н. Тонков, 1927; Б. А. Долго-Сабуров, 1961; С. Н. Касаткин, 1964; и др. Естественно, как справедливо отмечает С. Н. Касаткин, такие сведения не являются самоцелью, а лишь ступенью познания всех звеньев сосудистой системы в норме и эксперименте.

Это соответствует стремлениям пройти все три этапа в изучении формы и строения организма: первичный синтез, анализ и окончательный синтез (С. Н. Касаткин и В. С. Сперанский, 1955).

Между тем, как мы уже отметили, в экспериментальных исследованиях окольного кровотока этап анализа сегодня явно уступает место окончательному синтезу.

Провести желаемый анализ пластичности отдельных сосудистых бассейнов часто довольно сложно. Такой анализ особенно затруднен в ранние послеоперационные сроки после выключения сосудов, когда массово, «хаотично» развиваются окольные пути, т. е. в те сроки, которые наиболее важны для клинициста.

Сложность анализа связана и с тем, что сосудистые бассейны и в норме тесно между собой переплетены, а при окольном кровотоке эти связи еще более усиливаются. Кроме того, в условиях окольного кровотока сосудистые бассейны соединяются между собой также новообразованными анастомозами и, в частности, сосудами, прорастающими в «спонтанно» развивающихся межорганных сращениях, спайках.

Большинство новообразованных внеорганных сосудов-коллатералей располагается в таких новообразованных соединительнотканных сращениях.

Несомненно, роль этих сосудов в развитии окольного кровотока различна для разных органов, что и отражено в противоречивых взглядах многих авторов, а также в исследованиях наших сотрудников.

Однако еще чаще сосуды сращений просматриваются на рентгеноангиограммах при заборах органов и органокомплексов и, еще в большей мере, при изготовлении просветленных препаратов интраорганных сосудов. Обычно роль этих сосудов определяется крайне лаконично, отмечается их «большое участие» либо «малое участие» в окольном кровотоке на основании главным образом, определения их диаметров, что не всегда соответствует истинному положению вещей.

Между тем детальные сведения о потенциях сосудов «спонтанных» сращений крайне важны для клинициста при прогнозировании исходов вынужденных выключений сосудов, а также для правильной оценки истинной роли сосудов — артифициальных реваскуляризаторов, так как при такой артифициальной, направленной реваскуляризации органов постоянно развиваются побочные сосуды «спонтанных» сращений.

Так, например, при всех многочисленных способах подшивания к сердцу различных реваскуляризаторов постоянно возникают обычно не учитываемые «спонтанные» васкуляризованные спайки между листками перикарда, что само по себе часто обеспечивает реваскуляризацию миокарда (Б. В. Огнев, В. И. Колесов, 1966; Б. П. Кириллов, 1966, 1968).

То же следует отметить и в отношении органных портакавальных ангиоанастомозов, широко применяющихся для лечения портальной гипертензии различной этиологии и, в частности, при циррозах печени.

В этих условиях в эксперименте и клинике, наряду с созданием направленных, «артифициальных» органных ангиоанастомозов (выведение большого сальника в предпузырное пространство малого таза, перемещение яичка и семенного канатика в брюшную полость и окутывание их большим сальником, перемещение селезенки в грудную полость, фиксация селезенки к мышцам брюшной стенки либо под кожей, подшивание большого сальника к декортицированному участку подвздошной кости и прилегающим мягким тканям, окутывание большим сальником нижней полой вены, подшивание сальника к диафрагмальной плевре, оментогепатодиафрагмопексия, оментоутеропексия и мн. др.), неизбежно развиваются многочисленные не управляемые экспериментатором и клиницистом «спонтанные» межорганные портакавальные ангиоанастомозы, учесть которые довольно сложно, отсюда и сложно оценить истинную роль артифициальных ангиоанастомозов, отсюда — эмпиричность указанных операций, огромное число их модификаций, приемов.

Все это несомненно связано и с тем, что в теоретических, экспериментальных исследованиях окольного кровотока при над- либо внутри- и подпеченочной блокадах воротной системы морфологи обычно ограничиваются скрупулезным перечислением огромного числа, всех развивающихся в этих условиях портакавальных анастомозов.

В таких исследованиях трудно анализировать потенцию каждого конкретного развивающегося либо существующего анастомоза, его роль в сбросе портальной крови, в реваскуляризации цирротически измененной печени (М. В. Шепелев, 1953; Н. Н. Бурденко, 1952; М. А. Ашрапова, 1966; и мн. др.).

А. Лейтес

«Коллатеральное кровообращение органов при моделировании
патологических состояний и оперативных вмешательств»,
под ред. проф. А.Л.Лейтеса

← Назад
Вперед →