Травма - Патогенез костно-суставного туберкулеза - Патология - Костно-суставной туберкулез - Мед Читалка

Травма

В повседневной жизни травме обычно придают первенствующее значение в возникновении костного туберкулеза, в действительности же при тщательных опросах больных такую связь, обычно отдаленную, можно установить не более чем у 20% всех заболевших; следовательно, у подавляющего большинства больных ни непосредственной, ни отдаленной связи заболевания с травмой установить нельзя.

Вместе с тем тяжелая и глубокая травма (переломы, вывихи, дисторзии) значительно реже отмечается в анамнезе костнотуберкулезных больных, чем более легкая и поверхностная.

Теоретически травма может содействовать возникновению туберкулезного процесса, во-первых, потому, что она может открыть путь для выхождения туберкулезных палочек из кровеносного русла в ткани при разрыве сосудов, во-вторых, потому, что она может ослабить сопротивляемость повреждаемых тканей, и, наконец, потому, что она может нарушить образовавшийся барьер, уже существующий в отношении скрытого очага.

С этой точки зрения различают три формы травматического воздействия на возникновение туберкулеза:

  1. инфицирующую, являющуюся непосредственной причиной возникновения первичного очага;
  2. локализующую, создающую locus minoris resistentiae поврежденной ткани;
  3. мобилизующую, содействующую выявлению скрытого очага и обострению спокойно текущего.

Возникновение первичных очагов в костях возможно в двух первых формах, что получило некоторое обоснование в экспериментах Н. Н. Петрова (1902), которому удавалось вызвать местный костный туберкулез лишь при значительной травме, наносимой животным, которым за несколько часов до того внутривенно вводилась взвесь туберкулезных палочек.

Однако клинические наблюдения с этим не согласуются. Так, прямые наблюдения Брока (Вгоса, 1913) в течение года за 500 детьми, пострадавшими от разного рода травмы, не обнаружили у них возникновения костнотуберкулезных очагов.

Этот опыт в точности был повторен Ф. А. Копыловым (1939), который показал, что на 500 детей, поступивших с различными травмами в детскую больницу имени Раухфуса (Ленинград) в течение 1935 — 1936 гг., по прошествии года ни один из пострадавших детей не заболел костно-суставным туберкулезом. Автор, суммируя свои наблюдения с опытом Брока, делает вывод, что «травма костно-суставного аппарата если и может повлечь за собой развитие костно-суставного туберкулеза, то реже, чем в отношении 1 : 1 000».

Т. П. Краснобаев приводит данные Целлингера (Zellinger, 1925), где на 85 000 зарегистрированных производственных травм только в 2 случаях можно было установить непосредственную связь их с развитием костно-суставного туберкулеза.

Убедительными также являются замечания Ланге (Lange), что в ортопедической практике столь часто наносимая травма при исправлении косолапости и различного рода контрактур не вызывает в последующем туберкулеза.

О том же говорят и наши собственные многолетние наблюдения за больными, обращающимися в поликлинику нашего института. Отсюда мы делаем вывод, в согласии с большинством исследователей, что травма в возникновении костнотуберкулезного очага не играет существенной роли.

Это касается не только совершенно здоровых людей, но также и инфицированных, и даже явно больных туберкулезом как с очаговыми поражениями, так и с диссеминацией. В частности, у лиц, страдающих уже костно-суставным туберкулезом, не всякая травма отражается на процессе.

Так, оперативные вмешательства, производимые вблизи поражения, связанные с известной травмой (расщепления остистых отростков при остеопластической фиксации позвоночника, остеотомии, производимые вблизи пораженных суставов), не ведут ни к обострению процесса, ни к возникновению новых очагов. Даже травматические переломы, происходящие вблизи туберкулезного сустава, обычно не вызывают обострений основного очага (Бронштейн, 1937).

Поэтому некоторые авторы такую околосуставную травму, наносимую оперативным путем, считают даже полезной для суставного туберкулеза и предлагают ее использовать в лечебных целях (osteotomia medicata А. А. Козловского).

Но вместе с тем ни в коем случае нельзя отрицать неблагоприятного влияния травмы на выявление и обострение скрыто текущего изолированного костного фокуса; здесь ее роль несомненна и значительна.

Об этом свидетельствуют наблюдения и за детьми, и в особенности за взрослыми (Ф. А. Копылов), причем это относится не только к более или менее значительным, явно воспринимаемым пострадавшими повреждениям, но и к менее ощутимым, в особенности повторным механическим воздействиям, а также к повышению функциональных нагрузок. Здесь особо нужно отметить разнообразные травмы военного времени, сочетающиеся с влиянием чрезмерных физических напряжений, длительных походов или переездов по плохим дорогам.

Все это в военном и послевоенном периоде значительно повышало выявление «первичных» и «послепервичных» костных фокусов, впервые обнаруживаемых во взрослом состоянии у людей, до того не болевших, а также способствовало вспышкам старых, казалось бы, затихших очагов.

«Костно-суставной туберкулез», П.Г.Корнев

← Назад