Унитарный взгляд

Переходя к работам советских ученых, на долю которых выпала задача окончательно разрешить интересующие нас вопросы, я остановлюсь отдельно на исследованиях московских и ленинградских научных учреждений.

В Московском центральном туберкулезном институте (ЦТИ), ныне Институте туберкулеза Академии медицинских наук, В. Г. Штефко со своими учениками (А. И. Струков, А. 3. Соркин, О. П. Григорова, И. А. Кусевицкий, 3. А. Лебедева и др.) в ряде очень обстоятельных патологоанатомических исследований (начиная с 1935 г.) рассматривали вопрос, о развитии костных очагов с точки зрения возрастной анатомии, используя гистотопографическую методику, позволяющую изучать на больших серийных срезах соотношение больных и здоровых тканей в целых суставах или в группах позвонков.

Акцент ставился на возрастной гистоархитектонике костных балок и расположении в них сосудов, причем основным элементом строения костей признавался сосудистый канал, окруженный системой костных пластинок, получивший название «остеон» [по Матиасу (Mathyas)].

По форме и расположению остеонов были установлены возрастные типы строения костей как компактного, так и губчатого отдела. Частота «оссальных» очагов поражения эпифизов в детском возрасте связывается с тем, что в это время (2 — 3 года) отмечается максимальная васкуляризация костных пластинок (В. Г. Штефко) и особое богатство костного мозга миэлоидными элементами (О. П. Григорова).

Сохранение детской структуры костей во взрослом состоянии способствует позднему развитию костного туберкулеза по детскому типу, точно так же, как и задержка инволюции миэлоидного вещества костного мозга в жировое.

Более позднее проявление туберкулезных поражений в большом вертеле (чаще всего в 16 — 17 лет) находит объяснение в особенностях развития губчатой кости, обладающей миэлоидным костным мозгом именно в этом возрасте (А. 3. Соркин).

Точно так же своеобразием возрастного развития строения костного вещества в позвонках объясняется особенность возникновения «оссальных» и «эпифизарных» очагов при туберкулезных спондилитах, что отражено в солидной работе А. И. Струкова (1936), представляющей для нас особый интерес в связи с изучением патогенеза туберкулезных поражений позвоночника.

Сюда же должна быть отнесена работа послевоенного периода о. А. Лебедевой (1948) о возрастных изменениях в распределении красного и желтого костного мозга в суставных концах костей, образующих тазобедренный сустав, проливающая свет на понятие о цервикальных и ацетабулярных туберкулезных очагов, возникающих в шейке бедра и в крыше вертлужной впадины.

Во всех этих работах, кроме структуры кости и костного мозга, дается обстоятельное объяснение роли хряща и синовиальной оболочки в развитии специфического процесса — перехода туберкулеза кости на сустав и на другую кость, на позвоночный диск и на соседние позвонки и т. д.

Гистотопографический метод исследования туберкулезных суставов (кокситов и гонитов) дал возможность установить их вторичный характер, поскольку при этом, «как правило», обнаруживались первичные очаги или остатки первичных поражений (В. Г. Штефко).

«Костно-суставной туберкулез», П.Г.Корнев

← Назад