Анемия: лечение возможно

Анемия — заболевание, связанное с уменьшением количества гемоглобина и эритроцитов в крови. Заболевание на первых порах не дает видимых серьезных признаков, затем процесс протекает очень быстро, дальнейшее лечение бесперспективно.

Раньше анемия вообще не поддавалась лечению, и называлась: злокачественная анемия.

И что поразительно: это заболевание не щадит ни молодых, ни пожилых. Невероятно, но факт: даже в крупных городах, с мощной диагностической базой, люди доводят дело до реанимации.

Моего друга, мастера спорта по борьбе, тридцатитрехлетнего Алексея увезли в «скорой» в реанимацию. Доктор сказал, что состояние его здоровья очень плачевное. Диагноз — анемия.

Поразительно, как люди могут запустить свою болезнь. Приведу пример из собственной жизни.

Однажды раздался телефонный звонок — звонила матушка и сообщила, что состояние ее здоровья настолько плохо, что «скорая помощь» даже отказала в госпитализации, сообщив, что ничего сделать уже нельзя. Оставив все дела, тут же помчался на другой конец города.

Повторный вызов «скорой помощи» также ничего не дал: госпитализировать не стали, сделав предположение, что это лейкоз в последней стадии. И действительно, по всем внешним параметрам было похоже на лейкоз. Тогда мы обратились к районному терапевту.

Проведя необходимые анализы, получили результат: гемоглобин ниже нормы в три раза. Последовало направление к онкологу-гематологу округа. Учитывая, что в столице работает только один онколог-гематолог на 1000 000 жителей, очередь должна была подойти только через три месяца, при условии, если врач не заболеет. Тогда на семейном совете было принято решение обратиться в платный коммерческий центр для постановки диагноза. Мощнейший НИИ, в котором работает более ста докторов и кандидатов наук, всю неделю что-то исследовал, что-то смотрел, измерял, щупал.

И вынес свой окончательный вердикт: причина заболевания не выявлена. Оставалось вновь пробиваться к онкологу округа. Несколько дней спустя, отсидев 20 часов в очереди, попал на прием.

Онколог осмотрел и вынес свой вердикт: мы не волшебники и помочь ничем не можем. Уже поздно, болезнь зашла слишком далеко. Надо бы на недельку раньше, тогда бы был шанс, а сейчас, увы, — развел руками онколог…

— Как же так? А если положить в больницу? — робко задал вопрос я.

— Если положить в больницу, жить больной останется 3-5 дней, а если не лечить, то 5- 7 дней. Решать вам! — сказал, как отрезал, онколог.

— Почему же лечение дает такой плохой результат? — задал я наивный вопрос.

-Дело в том, — назидательно сказал врач — что для постановки диагноза рака крови необходимы специалисты высочайшего уровня, современное оборудование и реактивы. А нам платят мало, вот специалисты все и разбежались: кто торговать, кто строить, кто на пенсию.

— А нам-то что делать? — не унимался я.

— Думать надо было раньше, и не запускать болезнь, — последовал окончательный ответ.

Вот когда пригодилось умение быстро соображать. Причем, замечу, онколог действовал абсолютно правильно в рамках должностных инструкций и заслуживает только благодарности. Дело в том, что заболевания крови очень коварны, и для лечения необходимо правильно поставить диагноз и вовремя начать лечение.

Всего несколько нужных уколов — и шансы на спасение повысятся.

Кстати говоря, низкий поклон директору Института гематологии Воробьеву. На последнем съезде онкологов-гематологов он во всеуслышание заявил, что лечить лейкозы мы не умеем. Такое признание много стоит…

Итак, счет жизни больной пошел на часы, направление в Институт гематологии мы также не получили, ввиду того, что больная уже самостоятельно не передвигалась, ее можно было носить только на руках.

Консилиум врачей просмотрел анализы и вынес заключение: похоже на лейкоз крови, но точный диагноз может дать только пункция костного мозга.

В онкологическом центре округа работают только два врача, которые могут провести эту процедуру.

Однако оба оказались больны: одна лежала с воспалением легких, а другая — поскользнулась и сломала руку.

Большим чудом удалось взять пункцию костного мозга и через сутки поставить диагноз — анемия. Дальше лечение пошло успешно. Не буду долго описывать схему лечения, скажу только, что больная выздоровела и в свои 73 года вот уже пять лет ходит на работу.

«Мозг и активное долголетие», С.Вербин

← Назад
Вперед →