Практика сыроедения в моей семье (Сердце)

Практика сыроедения в моей семье (Сердце)

Сердце, совершающее до 60 ударов в минуту, может биться в течение многих и многих лет без каких бы то ни было опасностей получить удар. В условиях блюдоедения такое падение пульса наблюдается только в случаях ослабления сердечной деятельности, но на своем собственном примере я убедился, что при проведении в жизнь сыроедения такой сердечный ритм является совершенно естественным результатом регуляции действия выделительных органов.

Очень показательно, что когда я перегружал свой желудок увеличенным количеством потребления пищевых продуктов, то эти продукты не залеживались в желудке долгое время, а сразу же проходили в кишечник и выбрасывались из организма через несколько часов без каких бы то ни было признаков нарушения пищеварительных функций или причинения мне каких-либо неудобств. В этих условиях мой пульс увеличивал количество ударов на четыре или пять, и всегда, когда я пытался удовлетворить свои потребности вареной пищей, подобно всем другим обычным людям, мое сердце начинало немедленно биться со скоростью 85—90 ударов в минуту; в такие дни мой желудок оставляло приятное и нормальное для него чувство легкости.

Сейчас я воспитываю своего третьего ребенка на сыроедении. Дочери уже скоро семь лет, но она никогда не брала в рот даже кусочка дегенерированной пищи. Ее здоровье — верх совершенства. Теперь-то я вижу, насколько легче воспитать сотню детей сыроедов, чем одного ребенка-блюдомана. Никогда не приходится беспокоиться о таких детских заболеваниях, как простуда и насморки, поносы и запоры, или о том, достаточно ли поел сегодня ребенок или нет. Моя девочка весела, как птичка, и всегда имеет возможность подойти к столу и взять то, что ей хочется съесть.

Она играет, поет и танцует весь день без устали, без слез и капризов, без плача и крика, не причиняя никакого беспокойства окружающим. Ровно в восемь часов вечера она идет спать и после того, как несколько минут попоет, закрывает глаза и спит мертвым сном до шести часов утра. Мы не можем припомнить случая, начиная с первых месяцев ее жизни, когда бы она проснулась ночью. Ее сон настолько глубок и крепок, что никакой шум или движение не в силах разбудить ее.

«Сыроедение», Аршавир Тер-Аванесян

← Назад
Вперед →