Сложность структуры человеческого организма

Сложность структуры человеческого организма

Все знают, как сложна структура человеческого организма. Зернышко пшеницы имеет то же самое сложное строение. Когда мы проращиваем его, оно становится активным и получает тело, которое живет и дышит, как и человек, с той лишь разницей, что оно не может говорить и ходить. Тысячи веществ, поступающих в большем или меньшем количестве в наше тело, аккумулируются в нем в необходимом для него количестве, и это количество определено природой весьма точными расчетами. Когда мы превращаем живой росток пшеницы в хлеб, мы разрушаем в прах все те вещества, которые в нем запасены: мы получаем мертвый крахмал и сахар. Вообразив, что эти останки, этот прах действительно являются питательным веществом, заблуждающиеся матери дают их своим детям, и в то же время они очень боятся дать своему ребенку живую проросшую пшеницу.

Вся вареная пища в мире, которую близорукие люди считают за высококачественную, ничего не представляет собой, кроме как убитые продукты, превращенные варкой в прах. Открытые в них витамины и соли неестественны и безжизненны. Как только живые растительные клетки подвергаются варке, они прекращают быть ценными, они переходят из своего естественного состояния в нечто искусственное. Когда мать дает своему малышу впервые хлеб, кипяченое молоко или другие вареные продукты, она тем самым начинает давать ему искусственные вещества и совершать над своим ребенком самые неоправданные и бесчеловечные эксперименты.

Основной ошибкой медицинской науки является ее прискорбная близорукость. Даже такой знаменитый цитолог, как Коудри, считает живые и совершенные пищевые продукты, подобные пшенице, семечкам и фруктам, упрощенной диетой, и наоборот, он считает превращенные в прах процессом варки пищевые продукты питательными для человека и полагается на Аристотеля, который придет и укажет ему действительное различие между этими двумя.

В то время, как я резко критикую настоящую систему лечения, принятую в современной медицине, то вовсе не имею ненависти против кого-либо. Я просто испытываю глубокое чувство жалости ко всем мужчинам и женщинам без исключения, потому что они не предполагают о тех преступлениях, совершенных против них самих, против их родственников и против человечества в целом. Но те, кто будут настаивать на своих ошибках и после прочтения этих строк, должны быть осуждены каждым здравомыслящим человеком.

«Сыроедение», Аршавир Тер-Аванесян

← Назад
Вперед →