Есть два рода сострадания

Следует заметить, что примирение с мыслью о смерти наступает далеко не у всех умирающих. Почти у каждого безнадежно больного в глубине души теплится надежда на благоприятный исход заболевания.

В этой связи обнадеживание больного, поддержание в нем стремления выжить — важная деонтологическая задача каждого медика — врача, медицинской сестры.

Г. А. Захарьин учил: «Иногда такое мотивированное обнадеживание сразу дает больному сон, которого не было… Нечего разъяснять, что значит покойный сон для отправления функций нервной системы, а следовательно, и для всего организма».

Проблема помощи умирающим особенно тесно связана с отношением врачей и медицинских сестер к неизлечимым больным. Много говорят о так называемом жестокосердии медиков, указывая на способность врачей и сестер сохранять спокойствие при виде страданий больных. Не жестокосердием, а большим самообладанием, хладнокровием должна обладать медицинская сестра. Эти качества являются незаменимыми при проведении реанимационных мероприятий, при родовспоможении, во время оперативных вмешательств. Особенной выдержки и милосердия требует от сестер работа с умирающими.

Робость, нерешительность, скованность в действиях из боязни причинить пациенту боль могут обернуться бездеятельностью, что может рассматриваться как разновидность ятрогении.

Лев Николаевич Толстой, с поразительной точностью и глубоким участием описывавший сцены болезни и смерти на страницах своих произведений, утверждал: «Не верьте чувству, которое удерживает вас на пороге залы — это дурное чувство: идите вперед, не стыдитесь того, что вы как будто пришли смотреть на страдальцев, не стыдитесь подойти и поговорить с ними: несчастные любят видеть человеческое сочувствующее лицо, любят рассказывать про свои страдания и услышать слова любви и участия».

Доктора «…могут в душе плакать,— писал А. И. Герцен,— принимать участие, но для борьбы с болезнью надобно понимание, а не слезы». «Есть два рода сострадания. Одно — малодушное и сентиментальное. Оно, в сущности, не что иное, как нетерпение сердца, спешащего поскорее избавиться от тягостного ощущения при виде чужого несчастья: это не сострадание, а лишь инстинктивное желание оградить свой покой от страданий ближнего», — считал крупный писатель-гуманист Стефан Цвейг.

Отличается от этого ложного сострадания «…истинное, которое требует действий, а не сантиментов, оно знает, чего хочет и полно решимости, страдая и сострадая, сделать все, что в человеческих силах».

Таким истинным состраданием отличались лучшие представительницы сестер милосердия прошлого, оно является первейшим непременным качеством медицинской сестры сегодня.

«Медицинская этика», Ю.Д.Павлов

Вперед →