Диабетическая кома (диагноз)

Если известно, что доставленный в бессознательном состоянии больной страдает диабетом, сразу возникает мысль о диабетической коме. В этих случаях приходится проводить дифференциальный диагноз между диабетической комой и инсулиновой гипогликемической комой.

Помогает диагностировать диабетическую кому сообщение о грубых погрешностях в диете или о нерегулярном введении инсулина. Часто доставляется в коматозном состоянии больной без диабетического анамнеза. Не следует упускать из виду, что развитие комы нередко служит первым поводом, приведшим больного к врачу.

Иногда больной не знает о своей болезни, потому ли, что его не слишком беспокоили появившиеся в последнее время жажда и повышенный аппетит и он не обращался к врачу, или потому, что указанные жалобы не были правильно оценены лечащим врачом.

Больная Щ., 28 лет, доставлена в клинику в крайне тяжелом состоянии с диагнозом отравления рыбой. Накануне, после того как поела рыбу, началась рвота. Находится в полузабытье, с трудом удается получить ответ на вопрос. Жалуется на боль в подложечной области. Говорит с большим напряжением, с продолжительными паузами, глухим голосом. Лицо несколько бледно, цианоза нет, губы розовые. Глаза закрыты. Питание понижено. Кожа сухая, конечности холодные.

Большое, куссмаулезо дыхание
— 30 дыханий в минуту. Легкие без отклонений от нормы. Пульс 110 ударов в минуту, правильного ритма, плохо пальпируется. Артериальное давление 70/50 мм рт. ст. Вены не выражены.

Границы сердца нормальные, тоны глухие. Запах ацетона изо рта. Язык сухой. Живот не вздут, мягкий и совершенно безболезненный при пальпации. Тонус мышц понижен, сухожильные рефлексы ослаблены, патологических рефлексов нет. Реакция зрачков на свет сохранена. В полученной катетером моче сахара 3%, реакция мочи на ацетон резко положительна.

Взята кровь для исследования на сахар. Сразу введено под кожу 100 единиц инсулина, промыт желудок, поставлена клизма.

Введены кофеин и кордиамин, под кожу влито 1500 мл жидкости — физиологического раствора поваренной соли и 5% раствора глюкозы пополам.

В моче: белок 0,15%о, лейкоциты 2 — 3 в поле зрения, цилиндры гиалиновые 20 — 22, зернистые 8 — 10 в препарате, эритроциты единичные в поле зрения, неизмененные. Сахар крови 386 мг%, Нb 85%, эр. 5 300 000, л. 14 000, п. 17%, с. 63%, лимф. 14%, мон. 6%. Через час повторено подкожное введение 50 единиц инсулина. Сахар в моче 1,8%, реакция мочи на ацетон положительная. Дальнейшее лечение инсулином проводилось под контролем содержания сахара и ацетона в моче. Больная выведена из коматозного состояния через 9 часов после начала лечения.

В моче: сахар 1%, ацетон — следы. Всего было введено за это время 340 единиц инсулина и 250 мл 40% глюкозы. Больная сообщила, что 2 месяца назад резко повысился аппетит, появилась жажда, с того времени сильно похудела. К врачам не обращалась. Неделю назад появились запоры и боли в животе, ухудшился аппетит, в последние дни боли в животе усилились, появилась рвота. Эпикриз.

Больная поступила в больницу в коматозном состоянии, больна диабетом двухмесячной давности, по поводу которого к врачам не обращалась. Предвестники комы в виде болей в животе, запоров и, наконец, рвоты послужили поводом для диагноза «отравление рыбой». Коматозное состояние было вызвано отсутствием лечения и диетического режима.

Если нет указаний на заболевание диабетом, может возникнуть мысль о поражении центральной нервной системы, о тяжелой инфекции или какой-либо экзогенной интоксикации, физикальное исследование (вид больного, характерный запах выдыхаемого воздуха, большое дыхание, общая гипотония) вместе с исследованием крови и мочи дают возможность поставить правильный диагноз.

«Неотложные состояния в клинике внуренних болезней»,
С.Г.Вайсбейн

← Назад
Вперед →