Уровни экспрессии клеточных онкогенов

D. Rosson и A. Tereba (1983) определяли уровни экспрессии клеточных онкогенов c-myc, c-rel, c-Ha-ras, c-src, c-erb, c-myb в лейкозных клетках больных детей и сравнивали эти показатели с таковыми для нормальных кроветворных клеток, а также некоторых клеточных линий. Этот набор онкогенов принадлежит ретровирусам, вызывающим патологию кроветворных клеток (туе, rel, erb и myb) и саркомы (sre и Ha-ras).

Онкоген с-myc был экспрессирован во всех 30 исследованных образцах (18 миелоидных и лимфоидных лейкозов, 3 лимфомы, 5 образцов нормальных лейкоцитов в 4 клеточных линиях), хотя уровень его экспрессии различался в 25 раз. Во всех случаях выявлен лишь один класс c-myb-PHK. Никаких закономерностей в экспрессии этого онкогена не установлено как и для онкогенов c-rel и c-Ha-ras.

Myb-PHK обнаружена в большинстве образцов, хотя ее количество в клетках миелоидных лейкозов оказалось в 4 раза выше. Повышенную экспрессию гена src наблюдали в клетках нескольких различных лейкозов.

Erb-РНК в большинстве случаев отсутствовала, за исключением клеток двух миелоидных лейкозов. Обследование больного, лейкозные клетки которого экспрессировали с-myc, c-erb и c-src, показало, что после химиотерапии уровень c-erb- и c-src-PHK понизился, а экспрессия гена с-myc осталась на прежнем уровне. Клетки костного мозга детей, больных острым миелобластным лейкозом, уже перед развитием острой фазы заболевания содержат активированный ген c-N-ras, способный вызывать трансформацию NIH3T3 фибробластов мыши in vitro [Jamble С. et al., 1984].

Несколько иной уровень транскрипции клеточных онкогенов c-erb, с-myc и c-myb наблюдался в лейкозных клетках больных людей с различными формами лейкозов и лимфом. Во всех исследованных случаях обнаружена экспрессия c-erb, который транскрибировался и в нормальных лейкоцитах периферической крови и лимфоузлах [Roy Burman F. et al., 1983].

Вероятно, экспрессия c-erb характерна для нормальных кроветворных клеток. Онкогены с-myc и c-myb в норме и в большинстве опухолей экспрессированы слабо. Лишь в нескольких случаях отмечено повышение транскрипции этих генов, которое не коррелировало с формой заболевания.

В частности, внутри групп В-клеточных лейкозов, клетки которых синтезируют только χ- или λ-цепи иммуноглобулинов, наблюдались существенные различия в уровне транскрипции тестируемых онкогенов. В 2 из 3 случаев В-клеточных лимфоидных хронических лейкозов обнаружено повышение экспрессии гена с-myc.

Онкогены c-alb, c-Ha-ras и c-N-ras экспрессируются во всех изученных кроветворных клетках независимо от ряда и во всех этих же трансформированных клетках, с-myc и c-myb направляют синтез РНК размером 2,7 и 4,5 кб, но рестрикция экспрессии c-myb выражена в большей степени [Wong-Staal F. et al., 1983].

Ген c-myc, по данным цитируемых авторов, транскрибируется во всех кроветворных клетках, включая и нормальные лимфоциты. Гены c-sis и c-fes в кроветворных клетках практически не экспрессируются. В линиях клеток человека, полученных из солидных опухолей, всегда выявляется экспрессия c-abl, c-Ha-ras и c-myc, отсутствует экспрессия c-myb.

При мелкоклеточном раке легкого обнаружена 20 — 75-кратная амплификация онкогена c-myc. Амплификация протоонкогена c-myc часто наблюдается среди клеток нейробластомы.

Увеличение числа копий онкогена c-myc найдено также в клетках линии нейроэндокринного рака человека. В клетках линии рака толстой кишки человека имеет место амплификация онкогена c-myb, а протоонкоген c-sis в основном экспрессируется в саркомах человека [Marx J. L, 1984].


«Онкогены и канцерогенез», А.И.Агеенко

← Назад
Вперед →