Локализация онкогенов

Для некоторых онкогенов определена точная локализация, например, c-myc находится в дистальном участке длинного плеча хромосомы 6 человека в позиции 6q21 → qter, а ген c-ets расположен на хромосоме 11 в локусе 11q23 → q24 [De Taisne С. et al., 1984; Zabel B. U. et al., 1984]. Трансформирующий ген Blym-1 человека (из клеток лимфомы Беркитта) картирован на коротком плече хромосомы 1 (1q32). Этот ген не связан с протоонкогеном туе или с каким-либо локусом генов иммуноглобулинов [Morton С. С. et al., 1984].

На некоторых хромосомах, например на хромосоме 7 мышей, может локализоваться по два онкогена (Ha-ras-fes), там же располагаются и локусы int1 и int2 преимущественной интеграции MMTV, не имеющие перекрестной гомологии с онкогенами [Peters J. et al., 1984].

Кроме этого, на хромосомах клеток мышей картированы онкогены: src — на хромосоме 2, Ki-ras — на хромосоме 6, myb — на хромосоме 10. Сравнительный анализ показал, что некоторые онкогены в клетках человека и мыши локализованы в консервативной группе генов [Sakaguchi А. V. et al., 1984].

Мышиные фибробласты линии NIH3T3, которые использовались для идентификации всех клеточных генов, представляют собой, как выяснилось, не полностью интактные клетки, поскольку в процессе длительного культивирования они значительно «отошли» от нормального фенотипа.

Поэтому некоторые онкогены, легко вызывающие при трансфекции в клетки NIH3T3 трансформацию этих клеток, в других клеточных тест-системах (более индивидуально нативных, т. е. частично не трансформированных как NIH3T3), не проявляли трансформирующую активность. Для индукции трансформированного фенотипа в этих случаях требовалось добавление второго, а иногда и третьего онкогена.

Таким образом, стало ясно, что в неопластическом перерождении клеток участвует не один, а несколько генов, причем, вероятнее всего, функционирующих по принципу каскадной системы. Например, эффективность трансформации трипсинизированых фибробластов крысы (REF) онкогеном ras чрезвычайно низка по сравнению с таковой клеток NIH3T3, а также перевиваемой линии крысиных фибробластов Rat-1.

Кроме того, клетки из фокусов трансформации культуры REF плохо размножаются и не образуют опухоли при ведении nude мышам [Land Н. et al., 1983].

При трансфекции онкогена туе (вируса миелоцитоматоза) в клетки NIH3T3, REF и Rat-1 трансформация не происходит (вероятно, потому, что онкоген туе трансформирует клетки определенной дифференцировки). В то же время при совместной трансфекции онкогенов туе и ras значительно повышается количество фокусов морфологически трансформированных клеток.

При введении этих клеток мышам nude или 12-дневным крысам линии Fisher образуются опухоли, в геноме которых находится множество копий обоих онкогенов. Полученные данные свидетельствуют о том, что введение активного онкогена туе приводит к иммортализации клеток первичной культуры, после чего клетки REF становятся высокочувствительными к онкогену ras.

Считают, что развитие лимфомы Беркитта также представляет собой многоступенчатый процесс, причем, по мнению A. Diamond и соавт. (1983), J. Rowley (1983), вирус Эпштейна — Барр участвует в его начальных этапах. На последующих этапах трансформации В-клеток активируются протоонкогены с-В1ут-1 и c-myc.

Некоторые ретровирусы, например вирус миелобластоза птиц Е26 (myb и ets) или вирус миелоцитоматоза МН2 (mуc и mil), в составе своего генома содержат два онкогена [Jansen Н. W., 1984]. Вирус МН2 вызывает опухоли печени и почек у птиц, трансформирует в культуре фибробласты, макрофаги и эпителиальные клетки.

Предполагают, что такой широкий диапазон бластомогенного действия вируса обусловливается сочетанным эффектом двух его онкогенов. Ген v-raf вируса 3611, индуцирующего фибросаркомы у мышей, имеет ряд общих свойств с геном v-mil. Экзон-интронные структуры c-raf из клеток человека и c-mil из клеток кур также оказались сходными [Jansen Н. W. et al., 1984].

Считают, что онкогены типа mil/raf могут участвовать в трансформации эпителиальных клеток. Н. Land и соавт. (1983) исследовали также возможность кооперации продуктов онкогенов ДНК-содержащего вируса PY (большого и среднего Т-антигенов) с онкобелками генов туе и ras ретровирусов.

Оказалось, что в аналогичных (описанных выше) экспериментах клонированный средний Т-антиген вируса PY способен комплементировать ген ras, но не полностью, а клонированный большой Т-антиген вируса PY, у которого отсутствует часть СООН-конца, мог заменять ген mуc при совместной с ras трансфекции. Следовательно, иммортализация клеток является первым необходимым этапом в процессе злокачественной трансформации, благоприятным фоном для функционирования последующего онкогена.


«Онкогены и канцерогенез», А.И.Агеенко

← Назад
Вперед →