Вирус лимфоаденопатии

В течение последних лет были выделены еще несколько типов лимфотропных вирусов Т-клеточного лейкоза человека и лимфоаденопатии [Gallo R. С. et al., 1984, 1985; Montagnier L., 1984, 1985; Rosen С., 1985; Wachsman W. et al., 1985]. Эти вирусы различаются между собой только по 1,5 % или 6 % нуклеотидного состава.

Кодируемые их геномом белки сходны на 98 %. Нуклеотидные различия концентрируются преимущественно в области гена env, кодирующей большой белок поверхности вириона [Ratner L. et al., 1985]. Следовательно, указанные вирусы способны к мутациям, подобно вирусу гриппа.

Получены данные, свидетельствующие о том, что вирус лимфоаденопатии представляет собой уникальный ретровирус со слабой гомологией с HTLV-I и HTLV-II (имеются короткие гомологичные участки), но отличный от всех других ретровирусов [Sarngadharan М. G. et al., 1985]. Геномы HTLV-I (9500 п. н.) HHTLV-II (8900 п. Н.) гомологичны на 70%. Определена полная первичная структура двух провирусных ДНК вируса лимфоаденопатии [Ratner L. et al., 1985]. Размер провируса составляет 9749 п. н.

Длина LTR участков U3, R и U5 соответственно равна 634; 453; 98 и 63 нуклеотидов. Усилитель вируса лимфоаденопатии, локализующийся между нуклеотидами (—137) и (—17) способен функционировать в клетках многих типов и, по-видимому, не только обусловливает тропизм этого вируса в отношении лимфоцитов ОКТ4+, который может осуществляться и в результате функционирования гена env.

Обнаружены два новых элемента в LTR вируса лимфоаденопатии:
негативный регуляторный элемент (NRE), располагающийся между (—340) и (—185)-м нуклеотидами, и элемент, ответственный за трансдействующую активность (TAR), локализованную от (—17) до ( +80)-го нуклеотида [Rosen С. et al., 1985].

TAR действует в различных клеточных линиях (не только в лимфоцитах ОКТ+) и увеличивает экспрессию в 100 — 1000 раз. Предполагается, что TAR может повышать эффективность инициации транскрипции и трансляции м-РНК вируса лимфоаденопатии. NRE независимо от ориентации и расстояния уменьшает транскрипцию в 2 — 3 раза.

Кроме генов gag, pol, env, HTLV-I и -II имеют один дополнительный ген рХ длиной в 1,6 кб, а вирус лимфоаденопатии — два дополнительных гена, обозначенные Q и F, с неизвестными функциями.

Расположение генов у вируса лимфоаденопатии необычно, гены pol и env не перекрываются
— разделены (у всех ретровирусов эти гены следуют друг за другом), a LTR (его R-субъединица) короче. Фрагмент Q расположен между генами pol и env, a F — наполовину кодируется и3-участком LTR.

Фрагмент рХ может кодировать от 1 до 4 небольших белков pXI — pXIV и имеет 4 открытые рамки считывания (к настоящему времени идентифицирован белок р40, колируемый с IV рамки считывания). 5´-Концы генов рХ HTLV-I и II слабогомологичны около (33 %), а 2/3 с З´-конца гомологичны на 75 %.

Ген рХ необходим для репликации HTLV-I и II и, вероятно, регулирует экспрессию вирусной РНК подобно Т-антигену SV40 и EIA белку аденовирусов [Washman W. et al., 1985]. Онкогены у HTLV-I и II, как и у вируса лимфоаденопатии, отсутствуют.

Несмотря на это, HTLV-II и II способны трансформировать Т-клетки с помощью какого-то необычного механизма (скорее всего активируют клеточные онкогены по трансмеханизму) и обладают многими свойствами, характерными для вирусов хронических лейкозов.

Возможно, в лейкомогенез Т-клеток, обусловленный HTLV-I, вовлекается и комплекс иммунологических функций, выполняемый этими клетками в иммунной системе (инициация и подавление пролиферации других клеток, продукция плейотропных факторов и т. д.) в дополнение к активации клеточных онкогенов.


«Онкогены и канцерогенез», А.И.Агеенко

← Назад
Вперед →