Работа А. Изачика «К учению о путях распространения воспалительных процессов в челюстях» (1914)

Среди диссертаций, написанных в 1902—1914 гг., следует особо отметить работу А. Изачика «К учению о путях распространения воспалительных процессов в челюстях» (1914).

Таким образом, уже в учебниках, монографиях и диссертациях русских ученых второй половины XIX и начала XX столетия можно было видеть научные элементы как будущей хирургической стоматологии, так и челюстно-лицевой хирургии.

Однако зубоврачебная хирургия и челюстно-лицевая хирургия в те времена так и не объединились в единую хирургическую отрасль, так как «самые формы государственной жизни не оказывали стимулирующего влияния на создание специальности на новых научных началах, мало способствовали развитию науки, которая ставила перед собой задачу обслуживания широких масс населения» (И. Г. Лукомский, 1950).

В связи с этим полную несостоятельность обнаружила военно-санитарная служба царской армии в отношении челюстно-лицевых раненых и больных во время войны с Японией (1904—1905). Лишь через 5 лет после этой войны в «Практическом руководстве военно-полевой хирургии» Р. Р. Вредена появились некоторые данные о челюстно-лицевых ранениях.

Понятно, что обобщения опыта их лечения в этом труде и не могло быть: неразумные условия размещения раненых в госпиталях, отсутствие специалистов-стоматологов и плохая организация эвакуации раненых не могли способствовать развитию военной челюстно-лицевой хирургии.

В период между русско-японской и первой мировой войнами также ничего не было сделано для прогресса военно-полевой стоматологии; челюстно-лицевые стационары так и не были организованы. Поэтому и первая мировая война (1914—1918) выявила неподготовленность и недальновидность армейской медицинской организации. Армия даже не имела зубоврачебных кабинетов, не говоря о специалистах в области челюстно-лицевой травматологии.

К 1916 г. было лишь 34 зубоврачебных кабинета, где работали 39 зубных врачей, которые должны были обслуживать многомиллионную армию. Созданные во время войны, по настоянию общественных организаций, специальные лазареты и челюстно-лицевые госпитали в Москве, Петрограде и Киеве быстро переполнялись ранеными. В Петрограде работали крупные специалисты-хирурги: Н. Н. Петров, Ф. А. Звержховский, Р. Р. Вреден; в Москве — Г. И. Вильга.

Помогали им зубные врачи, зубные протезисты, техники. Эти госпитали были «первыми камнями» в фундаменте будущей челюстно-лицевой хирургии и первым слабым, но реальным звеном между зубоврачеванием и общей медициной. Военные и гражданские зубные врачи изыскивали способы шинирования переломов челюстей, а общие хирурги — методы обработки и лечения ран челюстно-лицевой области.

В 1916 г. киевский зубной врач С. С. Тигерштедт нашел наиболее совершенное разрешение проблемы иммобилизации и репозиции отломков челюстей. Его система шин явилась не только универсальной, доступной и простой, но и подняла авторитет зубоврачевания на новую, высокую ступень, укрепила его связи с челюстно-лицевой хирургией и способствовала формированию челюстно-лицевой хирургии в самостоятельный раздел медицины. Применение шин способствовало повышению процента возвращенных в строй бойцов. Если и русско-турецкую войну (1877—1878) в армию было возвращено лишь 9,7% раненых в челюсти, то в период первой мировой войны процент достиг 21,7, то есть возрос в 2,5 раза.

«Основы хирургической стоматологии»,
Ю.И. Бернадский

← Назад
Вперед →