Злокачественный лимфогранулематоз (болезнь Ходжкина) - «Мед Читалка»

Злокачественный лимфогранулематоз (болезнь Ходжкина)

Вряд ли какое-либо другое заболевание в области патологии вызывало так много трудностей в самых различных аспектах. Прежде всего существуют затруднения при определении его нозологических границ. Огромный полиморфизм клинических и морфологических признаков является причиной того, что и через 150 лет после открытия этого заболевания (Th. Hodgkin, 1832) все еще продолжаются дискуссии и раскрываются новые формы, о чем шла речь при классификации.

Второе затруднение, тесно связанное с первым, состоит в морфологическом диагнозе. Не только отнесение заболевания к определенному морфологическому виду, но даже постановка диагноза злокачественного лимфогранулематоза нередко превращается в решение большой проблемы. И. В. Давыдовский (1958) пишет, что если диагностика заболеваний лимфатических узлов вообще очень трудное дело, то злокачественный лимфогранулематоз создает больше всего трудностей в этом отношении.

Большое сходство с реактивными состояниями, особенно на ранних стадиях болезни, иногда неодинаковая степень развития процесса в соседних узлах, очаговое поражение узла — в некоторых случаях, являются факторами первостепенного значения, которые могут обусловливать постановку ошибочного диагноза. В некоторых случаях при динамическом прослеживании можно увидеть, как картина с видимо воспалительным характером и наличием отдельных эпителиоидных клеток может перейти в типичную картину лимфогранулематоза.

В Институте гематологии в Варшаве нам удалось проследить в динамике морфологическую картину лимфатического узла у 50-летней женщины, на основании которой только через 4 года после первой биопсии — при третьем биопсическом исследовании, можно было поставить с относительной уверенностью диагноз — лимфогранулематоз. Даже и тогда все еще обнаруживались участки с сохранившимися лимфатическими фолликулами, а наряду с клетками Штернберга наблюдалось и наличие эпителиоидноклеточных гранулам с истинными гигантскими клетками типа Лангханса (случай, описанный Z. Czechowska).

Нельзя сказать, что нет диагностических трудностей обратного порядка. Нередко картина эпителиоидноклеточной гиперплазии с некоторым полиморфизмом ретикулярных клеток при токсоплазмозе или туберкулезе может также создать условия для гипердиагностики. Как уже было сказано выше, даже при вирусном лимфадените (мононуклеозе) можно найти гигантские клетки, которые трудно отличить от клеток Штернберга.

Третья трудность заключается в различии точек зрения относительно сущности процесса. С основанием концепция Trousseau и Sternberg, высказанная ими в прошлом веке, о том, что речь идет о воспалительном процессе, поддерживалась довольно долго.

Для этого достаточно оснований дает и морфология. Нет ни одного клеточного элемента, принимающего участие в воспалительных процессах, который бы не наблюдался и при лимфогранулематозе. Несмотря на это, следует согласиться с тем, что в настоящее время все представления об участии определенного возбудителя (например, туберкулезной микобактерии) имеют только историческое значение.

«Патология лимфатических узлов», И.Н.Вылков