22-часовая гипергликемия

Влияние длительной (22-часовой) гипергликемии на функцию печени изучали на 24 собаках в опытах с искусственной гипергликемией и уровнем сахара 26,07 ± 1,78 ммоль/л (1-я серия) и 14,35 ± 1,24 ммоль/л (2-я серия). Оказалось, что при проведении длительной искусственной гипергликемии 6 из 12 собак 1-й серии погибли спустя 12 — 15 ч после ее начала, остальные — через 2 — 5 ч после окончания опыта.

Все собаки 2-й серии, у которых уровень сахара в крови был значительно ниже, чем у собак 1-й серии, благополучно перенесли гипергликемическое воздействие.

В процессе гипергликемии и в различные сроки после нее определялся ферментный спектр сыворотки крови:
аспартат-аминотрансфераза (АСАТ), аланин-аминотрансфераза (АЛАТ), щелочная фосфатаза (ЩФ), фруктозо-1,6-дифосфатальдолаза (Ф-11-ФА), фруктозо-1-монофосфатальдолаза (Ф-1-ФА), сорбитдегидрогеназа (СДГ), уроканиназа (УР).

При проведении гипергликемической процедуры у всех собак наблюдалась гиперферментемия. В наибольшей степени повышалась активность гепатоспецифических ферментов, причем наряду с цитоплазматическими энзимами (СДГ и Ф-1-ФА) отмечено увеличение активности уроканиназы — фермента, связанного с митохондриальным аппаратом гепатоцитов.

Вместе с резким увеличением активности гепатоспецифических ферментов отмечалось возрастание активности АЛАТ, ЩФ, в незначительной степени Ф-11-ФА и снижение активности АСАТ в 1,4 и 1,2 раза соответственно у собак 1-й и 2-й серий.

Такое разнонаправленное изменение активности аминотрансфераз
— повышение аланиновой и снижение аспарагиновой — нашло свое отражение в снижении коэффициента де Ритиса с 1,39 до 0,42 и с 1,59 до 0,69 в 1-й и 2-й сериях животных.

Изменения ферментного спектра, в особенности гепатоспецифических ферментов, были более выражены у собак, которые погибли во время гипергликемии или после окончания ее, чем у животных, благополучно перенесших процедуру. У собак 2-й серии, благополучно перенесших процедуру, на 10-е сутки активность ферментов в сыворотке крови уже не отличалась от исходного уровня.

У собак, погибших в ходе эксперимента, отмечали резко выраженное полнокровие центральных вен и синусоидов, отек перипортальных пространств и неравномерное полнокровие междольковых вен.

Цитоплазма гепатоцитов неравномерно набухала, в ней появлялись различных размеров вакуоли, не содержащие гликогена или жира, и грубые комки эозинофильного вещества. Эти изменения преобладали в периферических отделах дольки.

Клетки центральных отделов, сдавленные расширенными синусоидами, сохраняли более компактное строение, но и в их цитоплазме уже можно было наблюдать неравномерные разряжения и сгущения гиалоплазмы. Ядра набухших клеток уплотнялись и уменьшались, в некоторых клетках располагались эксцентрично. Кроме того, отмечали снижение количества ДНК и РНК, перераспределение и уменьшение количества гликогена.

В печени собак, погибших после окончания процедуры, нормальное дольковое строение оказалось нарушенным. Наряду с неравномерным полнокровием синусоидов и центральных вен в перипортальных пространствах появлялись клеточные скопления с преобладанием нейтрофильных, эозинофильных лейкоцитов и лимфоцитов. Набухание печеночных клеток достигало крайней степени.

У некоторых животных срезы печени напоминали растительную ткань с оптически «пустой» цитоплазмой, в которой пикнотичные ядра располагались преимущественно эксцентрично. В цитоплазме и просветах синусоидов появлялись мелкие зерна коричневого пигмента, не дававшие реакции образования берлинской лазури и не обладавшие пиронинофилией. Гепатоциты были увеличены, часто заполнены пигментом. Кроме того, в просветах синусоидов появлялись нейтрофильные лейкоциты. Распределение гликогена в ткани печени и клетках было резко нарушено.

Наряду с дольками, почти полностью лишенными гликогена, в некоторых участках гранулы гликогена отличались полиморфизмом и располагались неравномерно. В клетках встречались грубые скопления гликогена, закрывавшие область ядра, большинство клеток содержало гликоген в виде пылевой субстанции. Содержание ДНК и РНК также было снижено.

У животных, переживших эксперимент и забитых через 10 сут, отмечалась нормализация строения печени. В синусоидах при этом увеличивалось количество макрофагов и лейкоцитов, а гранулы коричневатого пигмента располагались внутриклеточно и в просвете синусоидов. Цитоплазма гепатоцитов приобретала мелкозернистый характер, ядра становились более светлыми, пузырьковидными. В цитоплазме отмечалось увеличение количества РНК и гликогена, сопровождавшееся нормализацией их распределения в ткани и внутриклеточно.

В печени некоторых животных сохранялись группы клеток, лишенные ядра и клетки в состоянии ацидофильной дегенерации, а в перипортальной зоне появлялись более интенсивные круглоклеточные инфильтраты и отложения пигмента. На 21-сутки морфологическое строение печени заметно не менялось.

Через 60 и 80 сут в печени оставались лишь скопления пигмента, локализованные преимущественно в стенках сосудов, и редкие инфильтраты в перипортальных прослойках соединительной ткани. Общее строение ткани печени нормализовалось. Полностью соответствовали норме содержание и распределение гликогена и нуклеиновых кислот.

Показатели белковообразовательной функции печени у больных злокачественными опухолями, подвергшихся общей управляемой гипертермии-перекислению

Показатель Статистический показатель Срок исследования
до гипертермии на высоте гипертермии конец гипертермии 1-е сутки 3-и сутки 7-е сутки 14-е сутки
Общий белок крови, г/л Ẋ ± Sẋ 72,8 ± 1,4 71,7 ± 1,5 73,9 ± 1,5 66,4 ± 1,3 66,7 ± 1,4 71,0 ± 1,7 69,6 ± 2,5
Альбумины, г/л Ẋ ± Sẋ 37,9 ± 1,3 39,4 ± 0,9 41,3 ± 1,5 33,5 ± 1,2 31,8 ± 1,6 35,1 ± 1,5 36,4 ± 2,0
α1-Глобулины, г/л Ẋ ± Sẋ 4,6 ± 0,4 3,9 ± 0,2 4,5 ± 0,3 4,3 ± 0,2 4,9 ± 0,3 5,1 ± 0,4 4,9 ± 0,3
α2-Глобулины, г/л Ẋ ± Sẋ 7,8 ± 0,4 7,4 ± 0,4 7,5 ± 0,5 7,1 ± 0,6 8,1 ± 0,7 8,2 ± 0,7 8,5 ± 0,8
β-Глобулины, г/л Ẋ ± Sẋ 9,4 ± 0,3 8,2 ± 0,7 9,1 ± 0,4 9,4 ± 0,3 8,7 ± 0,3 9,5 ± 0,4 9,4 ± 0,8
γ-Глобулины, г/л Ẋ ± Sẋ 12,7 ± 0,4 13,7 ± 0,6 12,9 ± 0,5 12,0 ± 0,6 11,0 ± 0,7 12,5 ± 0,7 13,8 ± 0,9
Альбумино-глобулиновый коэффициент Ẋ ± Sẋ 1,11 ± 0,06 1,21 ± 0,04 1,23 ± 0,05 1,09 ± 0,07 0,98 ± 0,06 1,04 ± 0,05 0,96 ± 0,06
Мочевина крови, ммоль/л Ẋ ± Sẋ 4,12 ± 0,23 3,00 ± 0,31 2,73 ± 0,19 3,46 ± 0,19 3,76 ± 0,28 4,17 ± 0,26 3,74 ± 0,28
Протромбиновый индекс крови, % Ẋ ± Sẋ 87,0 ± 1,4 75,4 ± 3,6 81,2 ± 2,9 84,0 ± 1,8 86,5 ± 1,9 85,9 ± 1,9 86,5 ± 2,1

В клинике в ходе относительно коротких по продолжительности сеансов гипергликемии с гипертермией обнаружены незначительные изменения показателей белкового спектра крови, отмечалось заметное снижение концентрации мочевины в крови с 4,12 ± 0,23 до 2,73 ± 0,19 ммоль/л (р < 0,001) и протромбинового индекса.

Во все последующие сроки исследования содержание мочевины и протромбиновый индекс не отличались от исходных величин. Содержание общего белка крови в 1-е сутки после процедуры достоверно снижалось с 72,8 ± 1,4 до 66,4 ± 1,3 г/л (р < 0,05). Выраженная гипопротеинемия сохранялась и на 3-и сутки.

В то же время у больных нарастала диспротеинемия
— снижалось содержание альбуминов (р < 0,05), уменьшался, хотя и статистически недостоверно, альбумино-глобулиновый коэффициент. К 7-м суткам белковообразовательная функция печени улучшалась; показатели ее не отличались достоверно от исходных величин, хотя обнаруживались некоторая гипопротеинемия, гипоальбуминемия.


«Применение гипертермии и гипергликемии при лечении
злокачественных опухолей», Н.Н.Александров,
Н.Е.Савченко, С.З.Фрадкин, Э.А.Жаврид

← Назад
Вперед →
Популярные статьи разделаПопулярные статьи раздела