Анализ динамики изменений показателей иммунологического статуса

Анализ динамики изменений показателей иммунологического статуса при проведении комплексного лечения с использованием сеансов общей управляемой гипертермии и гипергликемии позволяет сделать следующее заключение.

При далеко зашедших и генерализованных формах злокачественных опухолей еще до начала лечения было выявлено значительное угнетение иммунологической реактивности.

Оно выражалось в снижении числа лимфоцитов и моноцитов в периферической крови, уменьшении численности популяций Т-лимфоцитов, снижении функциональной активности лимфоцитов крови в реакции бласстрансформации, выраженном снижении способности больных развивать кожные РГЗТ на незнакомые организму антигены и уменьшении антибактериальной резистентности, а также активности некоторых факторов неспецифической защиты.

Наиболее выраженным было угнетение клеточных иммунных реакций. Комплексное лечение с использованием сеансов общей управляемой гипертермии и гипергликемии не вызывало дальнейшего угнетения иммунологической защиты.

Более того, выявлены положительные сдвиги большинства исследованных показателей. Так, в частности, отмечены увеличение процента больных с положительной РГЗТ на туберкулин и ДНХБ, увеличение популяций Т-лимфоцитов, числа моноцитов в периферической крови, активация лимфоцитов в реакции бласттрансформации на туберкулин и фитогемагглютинин, а также некоторая стимуляция гуморальных реакций.

Вместе с тем по данным исследования аутофлоры глубоких слоев кожи выявлено некоторое снижение антимикробной сопротивляемости, которое наблюдалось в основном при проведении повторных сеансов общей управляемой гипертермии и гипергликемии. Полученные результаты свидетельствуют о благоприятном влиянии комплексной терапии с применением сеансов общей гипертермии и гипергликемии на иммунные системы организма.

У больных, подвергшихся локальным гипертермическим воздействиям, отмечалось снижение числа лимфоцитов. Так, в 1 — 3-и сутки после терморадиотерапии число лимфоцитов в периферической крови составляло ≤ 0,8 * 109/л у 37% больных, на 7 — 14-е сутки — у 30% и на 30 — 40-е сутки — у 23% больных. У 1/5 больных содержание лимфоцитов в крови во все периоды наблюдения было не ниже 1,0 * 109/л, а у 1/7 — не выходило за пределы нормальных значений.

Содержание моноцитов в периферической крови у подавляющего числа больных еще до лечения было ниже нормы. Этот уровень оставался без изменений на протяжении всего периода наблюдения.

Содержание Т-лимфоцитов до лечения было на 10% ниже, чем у здоровых лиц. В ранние сроки после терморадиотерапии процент розеткообразующих клеток не изменялся. Однако на 30 — 40-е сутки после терморадиотерапии содержание Т-лимфоцитов было ниже исходного в среднем на 10 — 12%.

Необходимо отметить, что при раке молочной железы уменьшение содержания Т-лимфоцитов было весьма незначительным, в то время как при меланоме кожи и злокачественных опухолях мягких тканей количество розеткообразующих клеток снижалось даже на 30%.

Особого внимания заслуживает тот факт, что у больных с низким содержанием Т-лимфоцитов (менее 40%) до лечения после терморадиотерапии дальнейшего снижения уровня розеткообразующих клеток не происходило. Более того, у многих больных этот уровень даже повышался.

После локальной терморадиотерапии отмечалось усиление функциональной активности лимфоцитов крови в реакции бласттрансформации на туберкулин. Это было наиболее выражено на протяжении 2-й недели после лечения. К концу наблюдения указанные показатели в большинстве случаев возвращались к исходным значениям. Показатели реакции бласттрансформации на фитогемагглютинин изменялись аналогично.

До начала терморадиотерапии положительная РГЗТ на белковый дериват туберкулина выявлена у 57% больных, на ДНХБ — у 70% и на эмбриональный антиген — у 33% больных.

После локальной терморадиотерапии увеличивалось число больных с положительной реакцией РГЗТ на белковый дериват туберкулина. Так, в 1 — 3-и сутки после лечения число больных с положительной реакцией составляло 59, на 7 — 14-е сутки — 80%, а спустя 1 — 1,5 мес — 82%.

Отмечались также изменения выраженности самой реакции:
увеличивался процент больных, реагировавших на + + + + и + +, и уменьшался процент больных, реагировавших на +.

После терморадиотерапии в 1 — 3-и и на 7 — 14-е сутки возрастало число больных с положительной РГЗТ на ДНХБ, особенно среди больных раком молочной железы; к 30 — 40-м суткам после лечения показатели реакции возвращались к исходному уровню. Аналогичная динамика РГЗТ отмечена в отношении эмбрионального антигена.

Определение антител к эмбриональному антигену в реакции микропреципитации по Уанье показало, что в 1 — 3-и сутки после терморадиотерапии число больных с положительной реакцией увеличивалось. В течение 2-й недели этот показатель снижался, а к концу месяца вновь увеличивался. Существенных изменений титра антител не отмечалось.

До лечения общая бактериальная обсемененность глубоких слоев кожи в области опухолевых очагов и контрольных участков приближалась к верхней границе нормы, однако количество патогенных форм превышало допустимые значения. В течение первых двух недель после лечения увеличивалось число патогенных форм бактерий.

Оно было выше нормы, особенно в зоне опухоли, и спустя 1 — 1,5 мес после лечения. Эти данные свидетельствуют о том, что СВЧ-терморадиотерапия, по-видимому, не оказывает существенного влияния на механизмы антибактериальной защиты.

Исследования канцеролитической активности сыворотки крови у больных, подвергшихся СВЧ-терморадиотерапии, показали, что спустя 1 — 2 нед после окончания лечения индекс канцеролитической активности значительно повышался. Это повышение оказывалось статистически достоверным в сравнении с исходными значениями.

Таким образом, у больных, подвергшихся комплексному лечению с использованием СВЧ-гипертермии, имело место исходное угнетение иммунобиологической реактивности. Это выражалось в снижении числа лимфоцитов и моноцитов в периферической крови, уменьшении количества Т-лимфоцитов, угнетении реакции бласттрансформации на фитогемагглютинин и туберкулин, снижении кожных РГЗТ на туберкулин и ДНХБ, а также увеличении патогенной аутофлоры глубоких слоев кожи и резком снижении канцеролитической активности сыворотки крови.

После проведенного лечения наблюдалась положительная динамика ряда показателей физиологической системы иммунитета, в частности со стороны кожных РГЗТ и канцеролитической активности сыворотки крови. В большинстве случаев после лечения происходило восстановление утраченной ранее способности реагировать в РГЗТ на ДНХБ и туберкулин.

Выяснилось, что общая и местная гипертермия не оказывают неблагоприятного влияния на системы иммунитета. У большей части больных как в процессе комплексного лечения, так и после него показатели клеточного и гуморального иммунитета оставались стабильными, а у ряда больных отмечена даже положительная динамика.

Полученные результаты позволяют думать, что эффективность комплексного лечения онкологических больных с использованием гипертермии и гипергликемии может быть в определенной степени обусловлена и положительным влиянием данного метода на системы иммунитета, что существенно отличает его от других терапевтических схем.


«Применение гипертермии и гипергликемии при лечении
злокачественных опухолей», Н.Н.Александров,
Н.Е.Савченко, С.З.Фрадкин, Э.А.Жаврид

← Назад
Вперед →
Популярные статьи разделаПопулярные статьи раздела