Наблюдение М. Е. Жаткевича (частный случай)

Больной О., 66 лет, поступил в больницу с жалобами на боли в области сердца и приступы удушья. В течение 12 лет находился под наблюдением врачей поликлиники и больницы по поводу гипертонической болезни II степени, коронарокардиосклероза с выраженной коронарной недостаточностью и транзиторной мерцательной аритмией.

С начала октября 1963 г. состояние ухудшилось, 16/Х направлен в больницу.

При поступлении: сердце расширено влево, пульс 98 ударов в минуту, аритмичный, артериальное давление 150/85 мм рт. ст.

Электрокардиограмма: ритм синусовый, левожелудочковые экстрасистолы, недостаточность кровоснабжения переднебоковой стенки левого желудочка сердца. Больной прошел обычный курс лечения, состояние его улучшилось, и его должны были скоро выписать. 4/XI среди видимого благополучия больной внезапно потерял сознание.

Прибывший врач-терапевт констатировал наличие клинической смерти. Немедленно на кровати был начат непрямой массаж сердца. Вызванный и прибывший через 1 — 2 минуты врач-хирург переложил больного на пол и продолжил непрямой массаж сердца и искусственное дыхание изо рта в нос, но эффективность массажа сердца снизилась — зрачки стали расширяться, самостоятельное дыхание — угасать.

Больной был интубирован и начато искусственное дыхание с помощью мешка наркозного аппарата. В пятом межреберье слева произведена торакотомия (без соблюдения правил асептики и антисептики). Начат прямой массаж сердца. Сердце атонично. В полость левого желудочка введен 1 мл 0,1% раствора адреналина, продолжен прямой массаж. Через 1 — 2 минуты стала хорошо заметной крупноволновая фибрилляция.

Через 15 минут от начала массажа сердца (первые 8 минут — непрямого) разрядом дефибриллятора в 4500 V была восстановлена самостоятельная сердечная деятельность. Роговичные рефлексы к этому моменту были живыми, самостоятельное дыхание — ритмичным, в такт последнему продолжалось искусственное дыхание.

Артериальное давление к этому времени было 90/70 мм рт. ст. Через 15 минут началось двигательное возбуждение и искусственное дыхание стали проводить смесью закиси азота с кислородом. Внутривенно был введен 1 мл 2% раствора промедола и 0,5 мл 0,05% раствора строфантина.

После анестезии операционной раны раствором новокаина с антибиотиками, анестезии корня легкого и дуги аорты рана грудной клетки была зашита наглухо с оставлением резинового дренажа в левой плевральной полости. Еще через 20 минут, по прекращении дачи закиси азота, больной стонет, реагирует на окрик, закусывает интубационную трубку. Произведена экстубация.

Продолжена ингаляция закиси азота с кислородом через маску. Через 45 минут от момента восстановления сердечной деятельности больной заговорил и попросил снять с него маску.

Лечебный наркоз продолжили до следующего дня. Внутривенно периодически вводили прессорные амины, небольшие дозы аминазина, бикарбонат натрия, глюкозу с инсулином. Артериальное давление стойко стабилизировалось на цифрах 120/80 — 130/90 мм рт. ст. В последующие дни больной ежедневно получал сухую плазму, сердечные глюкозиды, кортикостероиды, антибиотики.

В первые сутки сохранялась повышенная температура — до 38°. Ежедневно производилось откачивание экссудата из левой плевральной полости, вагосимпатическая блокада слева и спирт-новокаиновая блокада области послеоперационной раны. Дренаж из плевральной полости был удален на 4-е сутки.

При последующей пункции плевральной полости полученный экссудат при посеве оказался стерильным. Через 3 недели больной был переведен в терапевтическое отделение, еще через 2 недели он начал вставать. На снимаемых периодически электрокардиограммах существенной динамики по сравнению с исходными не отмечалось.

Стойко исчезла экстрасистолия. Выписан в удовлетворительном состоянии 28/XII 1963 г. Внезапная потеря сознания и клиническая смерть наступила у больного 66 лет, страдавшего тяжелым коронарокар-диосклерозом с приступами стенокардии и кардиальной астмы.

Из состояния клинической смерти больной был выведен благодаря применению комплекса средств реанимации:
наружный массаж сердца, искусственное дыхание изо рта в рот, прямой массаж сердца (торакотомия без соблюдения правил асептики и антисептики), введение адреналина в полость сердца, дефибрилляция.

«Неотложные состояния в клинике внуренних болезней»,
С.Г.Вайсбейн

← Назад
Вперед →