Интратрахеальный наркоз

Интратрахеальный наркоз также пока широко не применяется в челюстно-лицевой хирургии по ряду причин (отсутствие в небольших клиниках хорошо обученных анестезиологов, невозможность или значительная трудность внутриротовой интубации при ограничении раскрывания рта, рубцовых деформациях носоглотки, корня языка и т. д.). В челюстно-лицевой клинике ВМОЛА наркоз применяют лишь в 19% операций (И. Н. Муковозов, 1965), клинике ММСИ — 19% (А. Ф. Бизяев, 1964), в Свердловске — в 8—10% (О. Б. Рукавишников, 1962), в Краснодаре — в 12,5% (В. А. Киселев и соавторы, 1963, 1964).

Местная анестезия далеко не всегда удовлетворяет как больных, так и хирургов. Это объясняется многими обстоятельствами, основными из которых являются: вариабельность анатомических ориентиров и связанная с этим недостаточная точность выполнения регионарной анестезии, почти постоянное наличие воспаленных тканей, в которых новокаин не может полностью проявить свое анестезирующее действие.

Укоренившееся среди некоторых больных убеждение, что удаление зуба или другая операция в полости рта обязательно должны сопровождаться болевыми ощущениями, несмотря на обезболивание, способствует возникновению у них и чисто условно-рефлекторных болевых ощущений. Особенно тяжело переносят операции в полости рта эмоционально-возбудимые, неврастеничные больные с обширными дефектами лица, а также дети.

Часто у больных отмечается потеря аппетита и нарушение сна за несколько дней до операции. Различного рода (особенно связанные с операцией) раздражения в челюстно-лицевой области, являющейся мощной рецепторной зоной, способны вызвать многообразные сдвиги в сердечнососудистой системе, пищеварительном тракте, железах внутренней секреции.

Согласно клиническим данным и нашим экспериментальным наблюдениям (Ю. И. Вернадский и А. Л. Шварц, 1958), нанесение грубой травмы в челюстно-лицевой области быстро вызывает развитие тяжелого травматического шока. По нашим клиническим наблюдениям, только 26,4% больных, оперируемых под непотенцированным новокаиновым обезболиванием, переносят операцию внешне спокойно; остальные же проявляют заметное беспокойство (крик, плач, попытки отстранить от себя хирурга и т. п.) или в отдельные периоды операции (34,1% больных), или на протяжении всей операции (39,5% больных).

При этом интересно отметить, что неспокойное поведение отмечается не только при наиболее травматичных операциях (резекция верхней челюсти, артропластика, ураностафилопластика и т. п.), но и при сравнительно мало травматичных и непродолжительных, мелких корригирующих операциях на лице, во время наложения аппаратов В. Ф. Рудько, Ю. И. Вернадского или шин С. С. Тигерштедта (при переломах челюстей) и др.

Внешне заметная отрицательная реакция больных на операционную травму определяется, прежде всего, особенностями их индивидуальной реактивности на психическую и физическую травму вообще; кроме того, имеют определенное значение возраст и пол оперируемого, количество ранее перенесенных операций, продолжительность ожидания больным вызова в операционную, длительность и локализация оперативного вмешательства, наличие или отсутствие рубцовых изменений в мягких тканях оперируемой области.

«Основы хирургической стоматологии»,
Ю.И. Бернадский

← Назад
Вперед →