Оценка иммунного статуса по количеству иммунокомпетентных клеток

Оценка иммунного статуса по количеству иммунокомпетентных клеток и содержанию в крови гуморальных факторов иммунитета не всегда удовлетворяет исследователей по той причине, что не отражает механизмы взаимодействия клеток, участвующих в иммунном ответе. Имеются попытки оценить результаты воздействий на иммунную систему посредством анализа соотношений иммунологических показателей.

Такой подход обусловлен отсутствием в клинике прямых методов характеристики механизмов кооперации Т-, В-лимфоцитов и А-клеток.

Г. Г. Кондратьев и А. А. Дрегалина (1968) на основании эозинофильно-нейтрофильного, лимфоцитарно-нейтрофильного, лимфоцитарно-моноцитарного и других индексов судили об эффективности терапии аллергических дерматозов. Исследуя в эксперименте воздействия электромагнитных полей сверхвысоких частот на иммунную систему, мы показали, что индексы Лф/М и Лф/Н лучше отображают динамику изменений периферической крови после облучения, нежели абсолютные количества клеток [Савинов В. А. и др., 1973].

В. Т. Антоненко и М. Ф. Скуратовский (1980) приводят формулу для вычисления Т-индекса:

Формула

где 100 — содержание лимфоидных клеток периферической крови, %;

ТН — нормальное содержание Т-клеток в данной возрастной группе, %;

Т — содержание Т-клеток у обследуемого, %.

У здоровых людей Т-индекс равен 1,0, а значение его менее 0,9 свидетельствует о дефиците Т-системы и является показанием к более глубокому иммунологическому обследованию.

Tomasi и Grey (1972) считают удобным критерием анализа соотношение концентрации в сыворотке IgG и IgA. У здоровых людей оно составляет 5 : 1, 6 : 1. Hemphrey и соавт. (1981) по соотношению Т- и В-лимфоцитов контролируют эффективность иммунотерапии больных с меланомой и раком молочной железы. По их данным, у здоровых лиц соотношение Т- и В-лимфоцитов равно 1,6 — 2,4.

Представляется целесообразным использовать клеточные соотношения в качестве дополнительных критериев оценки функции иммунной системы, а также эффективности иммунокоррекции. По-видимому, применение подобной индексации позволит более надежно объективизировать положение о дисбалансе иммунной системы [Р. В. Петров и др., 1983], сопровождающем как первичные, так и вторичные иммунодефицита.

На основании анализа литературы можно сделать заключение, что для больных раком предстательной железы характерны изменения в основном клеточного иммунитета, наиболее отчетливо выражающиеся в уменьшении количества лимфоцитов, Т-лимфоцитов, увеличении содержания клеток-супрессоров, отрицательных внутрикожных пробах на ДНХБ, ФГА, туберкулин и другие бактериальные антигены. Стадия заболевания существенно не влияет на уровень иммунологических реакций.

Необходимо отметить, что ни в одном сообщении не приводятся результаты комплексной оценки иммунной системы у одного и того же больного, по которым не только можно было бы судить о состоянии клеточного и гуморального иммунитета, неспецифических факторов защиты и местного иммунитета, отдельно взятых, но и сделать вывод о функционировании иммунной системы В целом. Закономерно, что непоследовательность диагностического процесса приводит к отсутствию логической завершенности суждений о состоянии иммунной системы.

На основании изучения отдельных фрагментов иммунной системы не удается диагностировать иммунологическую дисфункцию, определить показания к иммунокоррекции, по косвенным признакам выяснить значение эндокринных и нейрорегуляторных нарушений, оценить влияние других систем и органов, принимающих участие в иммуногенезе.

Совершенно не отражена в литературе роль иммунной системы в индукции метастазирования рака предстательной железы, хотя очевидно, что метастазирование является качественно новым этапом в развитии опухолевой болезни. Важно знать о поведении иммунной системы в условиях генерализации злокачественного роста.

С одной стороны, появление метастазов свидетельствует о легализации опухоли и начале открытой борьбы широким фронтом против организма-хозяина, что, вероятно, сопровождается приобретением иммуногенных свойств раковыми антигенами, с другой — все признаки, в том числе иммунологические, характерные для метастазирующей опухоли, могут быть использованы в качестве дополнительных критериев диагностики субклинических форм метастазов.

На наш взгляд, перечисленные методологические неточности объясняются молодостью клинической иммунологии, а также тем, что только в самые последние годы иммунную систему стали рассматривать как самостоятельную и равноправную среди других систем организма.

Тем не менее уже сейчас, обследуя больного, необходимо на основании клинических и иммунологических симптомов формулировать диагноз иммунологической дисфункции, из которого вытекали бы показания к иммунокоррекции. Только тогда иммунокоррекция станет максимально адекватной в индивидуальном плане.

Последнее условие эффективной иммунокорригирующей терапии — это надежные критерии оценки адекватности лечения. Ниже на примере лечения больных раком предстательной железы мы постараемся подробнее описать, как общепринятый диагностико-лечебный маршрут был использован в интересах адекватной коррекции вторичного иммунодефицитного состояния.


«Коррекция иммунитета у больных раком
предстательной железы», В.А.Савинов

← Назад
Вперед →
Популярные статьи разделаПопулярные статьи раздела