Наступление развивается. Врачи следуют за физиками

«Самое большое достоинство хорошо выполненной работы в том, что она открывает путь другой, еще лучшей работе… Цель научно-исследовательской работы — продвижение не ученого, а науки».

Ловелл

Сообщение Беккереля определило научную судьбу Марии Склодовской-Кюри. Она исследовала на «радиоактивность» (предложенный ею термин) все известные в то время химические элементы и установила, что только соединения тория испускают лучи, подобные урановым. Было лишь непонятно, почему урановая и ториевая руда являются более радиоактивными, чем чистый уран или торий. Кюри предположила, что в урановой руде должны быть весьма радиоактивные примеси.

В оборудованной на собственные скудные средства примитивной лаборатории супруги Кюри 2 года с поразительным упорством искали эти примеси. «В этом скверном сарае прошли лучшие счастливые годы нашей жизни, целиком посвященные работе, — писала позднее М. Кюри. — Часто я тут же готовила себе и Пьеру что-нибудь покушать, чтобы не прерывать опытов. Иногда целый день размешивала кипящую массу штангой… К вечеру я падала от усталости». В 1898 г. супругам Кюри удалось выделить из 8 т смоляной урановой руды около 1 г нового химического элемента, радиоактивность которого оказалась в миллион раз выше, чем урана. Мария и Пьер назвали его «радий», что в переводе на русский означает «лучистый».

Открытие радия явилось новым скачком в развитии физики. «Великий революционер — радий» — так называли его ученые в начале XX века. В последующие 20 лет были обнаружены все элементы, обладающие свойством самопроизвольно испускать невидимые лучи.


Пьер и Мария Кюри

Пьер и Мария Кюри


Обелиск памяти рентгенологов, погибших от лучевых пораженийЭти элементы были названы естественными радиоактивными веществами.

Следом за авангардом физиков продвигался фронт врачей, инженеров и техников, пытавшихся использовать достижения теории для практических медицинских целей. Применение в медицине рентгеновского излучения началось уже в 1896 г. Первоначально рентгеновские снимки производились главным образом для распознавания металлических инородных тел, переломов и заболеваний костей. В дальнейшем были разработаны способы рентгенодиагностики болезней сердца, легких и других органов.

Но уже в начале 1896 г. появились тревожные сообщения о повреждениях, возникающих у врачей и физиков, экспериментирующих с новым видом излучения. Немало энтузиастов рентгенологии и радиотерапии стали жертвой своей профессии.

С уважением и скорбью отметило человечество их память. Перед больницей имени Альберс-Шенберга в Гамбурге воздвигнут обелиск чести и славы рентгенологов, на котором высечены имена жертв науки — немецкого рентгенолога Альберс-Шенберга, русского ученого С. В. Гольдберга, французского радиотерапевта Ж. Бергонье и многих других.

Однако трагический опыт первого поколения рентгенологов не пропал даром. Началась разработка мероприятий по защите от радиационной опасности — зародилась радиационная гигиена. Наряду с этим приступили к изучению биологического действия ионизирующих излучений — возникла радиобиология.

Почетное место среди первых работ по радиобиологии занимают исследования И. Р. Тарханова, проведенные на лягушках, домашних мухах и бабочках. Установив действие рентгеновского излучения на ряд систем живого организма, И. Р. Тарханов уже в 1896 г. высказал прозорливую мысль о том, что влияние этого излучения «должно распространяться и на обмен веществ в сложных организмах, а отсюда и на ход всех функций».

Он уверенно заявил, что рентгеновские лучи «могут служить не только для фотографирования и для диагноза, как это думали до сих пор, но и для воздействия на организм, и мы не удивимся, если в недалеком будущем лучами этими будут пользоваться с лечебной целью».

В 1896 — 1899 гг. появились первые сообщения об успешном применении рентгеновского облучения для удаления волос и лечения некоторых дерматозов, о попытках рентгенотерапии опухолей внутренних органов.

«Медицинская радиология»,
Л.Д.Линденбратен, Ф.М.Лясс

← Назад
Вперед →