Корешковый синдром шейного отдела

Корешковый синдром шейного отдела наблюдался у восьми больных. Для этой группы больных на фоне болей по всему позвоночнику характерны сильные боли в шейном отделе, отдающие в руки (4 больных), боли в области затылка (5 больных).

Отмечены ограниченность движения в шейном и частично в грудном отделах позвоночника, напряжение мышц шеи и длинных мышц спины; болезненность паравертебральных точек и нервных стволов шеи и рук (4 больных), мышц и симпатических узлов шеи.

Нарушение чувствительности (4 больных) имело корешковый характер и выражалось в виде гипестезии (3), гипералгезии (1), нечеткой сегментарной гипестезии (1). Были снижены периостальные рефлексы (2 больных), рефлекс с двуглавой мышцы (1 больная).

У больных с корешковым синдромом шейного отдела также наблюдали выраженные вегетативно-трофические изменения:
синюшность рук (2 больных), зябкость и похолодание рук (все больные), симптом Горнера — Клода — Бернара (3), приступы, типичные для шейной мигрени (1), явления выраженного симпатоганглионита (2), плечелопаточного синдрома (1 больная), периодическое онемение в руках и чувство «ползания мурашек».

Таким образом, шейный корешковый синдром при гормональной спондилопатии часто вовлекает вегетативные структуры: шейные симпатические узлы, вертебральный нерв и др.

Приводим одно из вышеперечисленных наблюдений.

Больная Ш. Е. X., 42 лет, лаборант, ист. бол. 2161, лечилась в неврологическом отделении с 24.XII 1969 г. по 28.1 1970 г. Поступила с жалобами на резкие боли в области шейного отдела позвоночника, боли по ходу позвоночника, периодически отдающие в руки и усиливающиеся при движениях, кашле, долгом сидении; общую слабость, раздражительность, бессонницу; сердцебиения, приступы головных болей в области затылка и в правой половине головы, которые сопровождались тошнотой, иногда иррадиировали в глазные яблоки. Считает себя больной в течение четырех лет, с тех пор как появились головные боли, частые приливы, раздражительность, плохой сон, спустя 1 — 2 года — боль по ходу позвоночника, общая слабость.

В июне 1969 г. на фоне болей по ходу позвоночника возникли интенсивные боли в шейном отделе, периодически отдающие в руки, приступы головных болей. Менструации с 14 лет, 2 — 3 дня, скудные. С 1964 г. страдала воспалительным процессом гениталий, фиброма. Беременностей не было. Менопауза с 36 лет.

Болезненность по ходу позвоночника, острые боли в шейном отделе, вследствие чего движение в нем ограничено. Болезненность симпатических узлов на шее. Легкий симптом Горнера слева. Гипералгезия в области С2 — С7. Легкая гипестезия в области D4 — D6. Сухожильные рефлексы высокие, равномерные. АД — 140/90 мм рт. ст. Глазное дно в пределах нормы.

Рентгенография шейного и грудного отделов позвоночника: остеопороз тел позвонков. Контуры замыкающих пластинок подчеркнуты, сами пластинки прогнуты. Межпозвонковые щели расширены. Высота тел позвонков уменьшена. В шейном отделе намечены деформации в виде катушки.


Спондилограммы больной Ш. Е. X.

Спондилограммы больной Ш. Е. X.

Спондилограммы больной Ш. Е. X.

Остеопороз тел шейных и грудных позвонков (а, б). Контуры замыкающих пластинок
подчеркнуты, пластинки прогнуты. Межпозвонковые щели расширены. Высота тел
позвонков уменьшена. Намечены деформации в виде катушки.


Монограмма крови, мэкв/л: натрий — 140; калий — 5,1; кальций — 4,6; хлор — 107; магний — 1,9; фосфор — 3,07.

Белковые фракции %: альбумины — 51; глобулины — α1 — 5,8; α2 — 11,6; — 12,8; γ — 18,8; общий белок — 7,2; А/Г — 1,0. Кальций мочи — 0,24 г/сут. Щелочная фосфатаза — 4 ед. по Боданскому. Уропепсин мочи — 12 мг %. Сахар крови — 70 мг %. 17-кетостероиды мочи — 4,3 мг/сут. 11-оксикортикостероиды, γ/сут: свободные — 1,5, общие — 5.

Эстрогены, γ/сут: эстрон — 1,1; эстрадиол — 0; эстриол — 2,8; сумма — 3,9.

На основании анамнеза, клинической картины, рентгенологических и биохимических исследований определен диагноз: начальные явления гормональной спондилопатии с шейным корешковым синдромом и вегетативными пароксизмами.

Больной назначены: синестрол, нерабол, никотиновая кислота, глицерофосфат, глюконат кальция, витамины (В6, В1, С, эревит), массаж шейного отдела, электрофорез с хлористым кальцием, новокаином, ганглероном и лидазой, ультразвук и диодинамические токи. После лечения уменьшились боль по ходу позвоночника, раздражительность; исчезли боль в шейном отделе, приступы головных болей, бессонница.

Таким образом, у женщины 42 лет, страдающей воспалительным процессом гениталий (с нерегулярными скудными менструациями и ранней менопаузой), развилась гормональная спондилопатия. Неврологическая симптоматика укладывалась в шейном корешковом синдроме, к которому позже прибавились вегетативные пароксизмы по типу шейной мигрени.

Следовательно, шейный корешковый синдром при гормональной спондилопатии может сопровождаться вегетативными пароксизмами типа шейной мигрени и сердечным болевым синдромом.


«Гормональная спондилопатия»,
Д.Г.Герман, Е.Г.Кетрарь

← Назад
Вперед →