Перспективы иммунокоррекции при раке предстательной железы - «Мед Читалка»

Перспективы иммунокоррекции при раке предстательной железы

Проблема роста заболеваемости раком предстательной железы тесно связана с увеличением продолжительности жизни и старением иммунной системы. Вероятно, именно эти процессы обусловливают тенденцию к выходу рака предстательной железы на второе — третье место в структуре онкологической заболеваемости мужчин [Трапезников Н. Н., Гарин А. М., 1980].

Материалы, представленные в предшествующих главах, позволяют сделать вывод, что оценка иммунного статуса больных раком предстательной железы с учетом клеточных соотношений, а также попытка распознать нарушения рециркуляции иммунокомпетентных клеток, постановка функциональной пробы с взвесью плаценты достаточны, чтобы диагностировать иммунологическую дисфункцию и сформулировать показания к адекватной иммунокоррекции.

Объективность предложенного подхода подтверждена улучшением результатов эстрогенотерапии у тех больных, которым назначали иммунотропные препараты и средства, улучшающие микроциркуляцию, а также антиагреганты.

Сравнение иммунологических тестов у больных хроническим простатитом, с аденомой и раком предстательной железы помогло найти дополнительные критерии дифференциальной диагностики доброкачественных и злокачественных опухолей предстательной железы. Среди них превалируют показатели клеточного иммунитета, понижение которых является фактором риска злокачественного роста.

Наша методика оценки иммунного статуса является практической альтернативой той тактики, которой на протяжении последнего десятилетия придерживаются клиницисты-иммунологи и которая в полном объеме не применяется в лечебных учреждениях. Имеются в виду не только первый и второй уровни иммунологического исследования, но и тенденция к углублению исследований в трудных для диагностики и лечения случаях.

Возлагаются надежды на раскрытие в клинике сложных механизмов взаимодействия клеток, участвующих в формировании иммунного ответа. Известно более десятка интерлейкинов, увеличивается число идентифицированных субпопуляций лимфоцитов, количество медиаторов иммунитета перевалило за пятьдесят.

Поток сведений о потенциях лимфоцитов нарастает с каждым годом. При таком положении вряд ли можно рассчитывать на полную информацию о каждом участнике иммунологических событий в больном организме и нужна ли такая информация лечащему врачу для диагностики иммунологической дисфункции и определения терапевтической тактики?

Было бы правильным на оба вопроса дать отрицательный ответ, так как стремление распознать интимные механизмы иммунологических функций затягивает диагностический процесс и отсрочивает начало лечения. К тому же погружение в глубины иммунологии не приближает лечащего врача к познанию патогенетических особенностей болезни, в частности не раскрывает процессы, связанные с миграцией иммунокомпетентных клеток.

Нам удалось показать, что восстановление нарушенных рециркуляторных процессов значительно улучшает прогноз у больных раком предстательной железы. При длительном наблюдении за больными хроническим простатитом, с аденомой и раком предстательной железы, число которых значительно больше контингента, анализ которого проведен в работе, складывается впечатление, что для широкой практики вполне пригодна укороченная программа оценки иммунного статуса: определение в периферической крови Т- и В-лимфоцитов, иммуноглобулинов М, G, А, а также внутрикожные пробы с 3 — 4 антигенами (туберкулин, ФГА, варидаза, стрептокиназа-стрептодорназа и др.).

Роль кожных проб раскрыта выше. Хотелось бы еще раз обосновать необходимость кожных тестов у больных раком предстательной железы.

Во-первых, кожные пробы являются незаменимыми по информативности и доступности на поликлиническом этапе, достоверно коррелируя с состоянием больных и количеством Т-лимфоцитов крови [Baraffi et al., 1978; Hisano et al., 1978; Hole et al., 1979; Adler et al., 1980].

Во-вторых, имеются данные о том, что препараты, вызывающие реакцию
ГЧЗТ (в том числе туберкулин), приводят к усилению естественной цитотоксичности перитонеальных макрофагов, естественных киллерных клеток и в меньшей степени антителозависимых киллеров [Гордиенко С. М., 1987]. Установлено также, что в очаге реакции ГЧЗТ, индуцированной вакциной БЦЖ и туберкулином, происходит гибель части опухолевых клеток, обусловленная лимфокином, высвобождающимся при взаимодействии Т-клеток со специфическим антигеном [Alexander et al., 1981]. В связи с этим обсуждается вопрос о том, что кахектин, синтез которого макрофагами усиливается гамма-интерфероном, по всей вероятности, обладает более широкими свойствами, нежели опухоленекротический фактор, прежде всего как воспалительный медиатор.

В условиях районной поликлиники часто приходится ограничиваться кожными пробами и гемограммой, которая позволяет подсчитать абсолютные числа лимфоцитов, моиоцитов, нейтрофилов, а также соотношения Лф/М, НМ/Лф. В большинстве случаев этой информации достаточно, чтобы оценить общее количество иммунологически значимых клеток в кровотоке и возможность их выхода в очаг заболевания.

Несостоятельность ориентации на количество и функциональную активность клеток периферической крови вытекает из экспериментальной работы Spangrude и соавт. (1985), которые показали, что снижение способности миграции в лимфоидные органы связано с нарушением поступления лимфоцитов в специфические тканевые сайты без нарушения других клеточных функций (РБТЛ в ответ на воздействие растительных митогенов, цитотоксический эффект и др.).

Иными словами, попытки углубить исследование активности клеток крови у тяжелобольных свидетельствуют об отсутствии нарушений в тех случаях, когда тяжесть состояния обусловлена патологическими изменениями в рециркуляторном звене маршрута иммунокомпетентных клеток.


«Коррекция иммунитета у больных раком
предстательной железы», В.А.Савинов