Лекарственные препараты, применяемые для угнетения родовой деятельности

Т. С. — ребенок мужского пола, рожденный 22-летней женщиной, в анамнезе которой это вторая беременность (первая закончилась рождением девочки на 34-й неделе беременности). Начавшуюся у матери на 31-й неделе-беременности родовую деятельность угнетали введением трех доз индометацина. Родовая деятельность прекратилась и никакой дополнительной терапии не потребовалось.

3 нед спустя, во время родов, ребенок находился в состояния тяжелой асфиксии и его оценки по шкале Апгар составляли 1 и 4 балла через, 1 и 5 мин после рождения соответственно. При поступлении ребенка в отделение интенсивной терапии новорожденных рентгенологическое исследование грудной, клетки заставило предположить наличие слабой степени гиалиново-мембранной, болезни новорожденных, однако у ребенка наблюдалась тяжелая степень гипоксии, несмотря на искусственную вентиляцию легких.

На основании этих данных, и нормальных результатов эхокардиографического исследования было начато» пробное введение толазолина, которое вызвало немедленное увеличение оксигенации артериальной крови. В то же самое время артериальное давление у ребенка резко упало и было начато внутривенное введение допамина. В течение следующих 3 дней ребенку была необходима непрерывная дыхательная поддержка, ему вводили толазолин и допамин, но в конечном итоге он выжил, хотя у него отмечалась тяжелая бронхолегочная дисплазия.

Этот случай характеризует типичные проблемы, с которыми приходится сталкиваться как врачам-акушерам, так и педиатрам во время ведения такого новорожденного. Терапевтические вмешательства в таких случаях в прошлом основывались главным образом на эффективности лекарств для матери и не учитывали исхода лечения для плода. Но даже, если исходить из эффективности лекарств для матери, следует отметить поразительную непоследовательность в методе лечения таких состояний.

«Клиническая фармакология при беременности», Х.П.Кьюмерле

← Назад