Радионуклидная диагностика (применение)

Реноцистография может быть выполнена с помощью самой простой диагностической аппаратуры (УРУ, любой трех- или четырехканальный радиограф).

Использование гамма-камеры повышает качество результатов, так как в этом случае исключается причина появления наиболее часто встречающихся артефактов, возникновение которых связано с неправильной центрацией детекторов радиографа относительно каждой из почек, с выбором неадекватных значений постоянной времени, скоростей перемещения ленты самописца и т. п. Однако достаточно опытный диагност даже с помощью уже упомянутых простейших диагностических установок может получить вполне удовлетворяющие клинициста результаты.

Применение водных или фармакологических нагрузочных проб (если это позволяет состояние больного) создает условия для определения резервных возможностей почек, что очень важно для предупреждения тяжелых функциональных осложнений в послеоперационном периоде, когда, по данным различных авторов, более чем в 50% больных возникают признаки почечной недостаточности.

Одновременное или одновременно-последовательное проведение радиографических исследований с двумя индикаторами
131I-гиппураном и 99mТс-ЕДТА — позволяет точнее определить степень поражения физиологических систем каждой почки, так как возможно раздельное установление степени несостоятельности системы фильтрации и механизмов секреции и экскреции.

Радионуклидное исследование онкоурологических больных при раке мочевого пузыря не ограничено только реноцистографией в тех или иных ее вариантах. Применяют также непрямую (радионуклидную) лимфографию, которая в ряде случаев помогает обнаружить грубые изменения в состоянии лимфатического аппарата нижней цистерны.

В последние годы увлечение радионуклидной лимфографией сменилось тщательным критическим анализом ее диагностических возможностей. Доказано, что этот метод не пригоден для определения состояния тазовых и парааортальных лимфатических узлов. Однако блокада лимфатических узлов и путей, наступающая от сдавления этих структур самой опухолью или метастазами, может быть выявлена с помощью этого довольно грубого метода исследования.

Такая форма патологии проявляется в виде разрывов цепочки сцинтиграфического изображения на уровне парааортальных или паракавальных лимфатических узлов, а также соответственно расположению лимфатических узлов в области подвздошных сосудов.

Однако даже при этих крайних степенях поражения лимфатического аппарата возможны ложноотрицательные результаты лимфосцинтиграфических исследований. И, наоборот, при полной интактности лимфатических узлов нередко получают ложноположительные результаты, связанные с особенностями строения и физиолого-анатомической симметрией цепочек лимфатических узлов на правой и левой половине тела, а также со своеобразием условий получения информации при радионуклидных исследованиях лимфатической системы [Сивошинский Д. С., Ермоленко А. А., 1974].

Поскольку контрастная (рентгеновская) лимфография далеко не безвредна для больного, то непрямая (радионуклидная) лимфография, несмотря на все ее недостатки, может быть рекомендована как скрининговый и ориентировочный метод контроля за состоянием лимфатического аппарата на поздних стадиях рака мочевого пузыря [Лопаткин Н. А. и др., 1977].

Значительно более чувствительным методом оказалась лимфотахорадиография, которая позволяет определить функциональное состояние различных групп лимфатических узлов (паховых, подвздошных и парааортальных). Снижение интенсивности и скорости накопления меченого коллоидного препарата стромой лимфатических узлов указывает на вовлечение их в опухолевый процесс.

Следует упомянуть и о возможностях нижней радионуклидной венографии при раке мочевого пузыря. Ее применение не связано с опасностью каких-либо осложнений и с нанесением травмы, что исключает противопоказания к использованию этого метода.

Нижняя радионуклидная венография помогает осуществлять количественную оценку процесса транспорта меченого препарата по системе общих подвздошных вен, что может служить основой для динамического контроля за эффективностью лучевой терапии при поражении лимфатического аппарата этой области.

Однако диагностическое и пространственное разрешение этого метода весьма ограничено (невозможность определения состояния мелких венозных стволов, их симметричности и атипии, что позволяет применять радиоизотопную венографию только в комплексе с рентгенологическими методами, а также с непрямой лимфографией и лимфотахорадиографией).

Хотя клетки рака мочевого пузыря редко метастазируют в кости, необходимо проводить радионуклидные исследования костной системы у этой группы онкологических больных для контроля за состоянием опухолевого процесса в целом.

В настоящее время эти исследования получили широкое распространение благодаря появлению высококачественных и нетоксичных остеотропных препаратов (полифосфаты), меченных быстрораспадающимся и обладающим мягким гамма-излучением (обеспечивающим высокое разрежение сцинтиграфического изображения) радиоактивным изотопом технеция.

Следует отметить, что с помощью этого индикатора удается выявлять костные метастазы значительно раньше, чем при рентгенологическом исследовании. Это связано с тем, что радионуклидный метод позволяет выявлять в основном остеобластическую фазу формирования метастаза в кости, в то время как рентгенологический — остеолитическую.

Завершая обсуждение возможностей радионуклидных методов диагностики у больных раком мочевого пузыря, следует упомянуть о гамма-топографическом исследование печени с целью выявления признаков поражения этого органа метастазами. Оно основано на применении меченных 99mТс или 113mIn коллоидных препаратов, вводимых в организм больного за 15 — 20 мин до укладки его на стол гамма-камеры.

Разрешающая способность этого метода не более 1,5 — 2 см. Правда, теперь при выявлении с помощью радионуклидного теста подозрительного на метастаз участка печени врач прицельно проверяет эту область, применяя новый и весьма совершенный рентгенологический метод — компьютерную томографию.


«Рак мочевого пузыря», В.И.Шипилов

← Назад