Индуцирование опухоли молочной железы у крыс

В работе, опубликованной в 1950 г., было показано, что диэтилстильбэстрол индуцировал опухоли молочной железы у крыс линии Fischer в 75% случаев. В группе животных, содержащихся на «триптофановой диете», включающей канцероген, число опухолей молочной железы возросло до 100% (увеличение на 25%).

В работе 1954 г. введение одного диэтилстильбэстрола приводило к развитию опухолей молочной железы у 56% животных. У крыс, получивших канцероген в сочетании с «триптофановой диетой», опухоли молочной железы развились в 85% случаев (увеличение на 29%).

Усиление бластомогенной активности под влиянием «триптофановой диеты» наблюдалось при воздействии на крыс линии Fischer N-2-флуоренацетоамидом (Dyer е. а., 1960).

Как можно видеть из таблицы, при скармливании одним канцерогеном опухолей мочевого пузыря не обнаружено.

Смотрите таблицу – Усиливающее действие триптофана на бластомогенное действие химических канцерогенов (литературные данные)

Однако если канцероген скармливали животным, содержащимся на «триптофановой диете», то у 63% из них возникали доброкачественные опухоли мочевого пузыря.

И, наконец, сравнительно недавно группа японских авторов показала эффект усиления бластомогенной активности N-нитрозодиэтиламина под влиянием L-триптофана. Воздействие одним канцерогеном вызывало развитие опухолей печени у 17% крыс, при сочетанном воздействии канцерогена и L-триптофана опухоли печени развились у 62% животных (Kawachi е. а., 1968).

В аспекте рассмотренных работ представляет интерес исследование усиливающего влияния триптофана на спонтанный меланогенез у мух Drosophila melanogaster (Plaine, 1955).

Усиливающий эффект триптофана был настолько выраженным, что его можно было сравнивать, по мнению авторов, с усиливающим влиянием рентгеновых лучей. Если частота спонтанных меланом желудка у мух не превышает 1%, то при добавлении в пищу триптофана в количестве 0,5 и 1 г опухоли развивались в 63,2 и 75,3% соответственно.

Последняя работа представляет интерес еще и в том отношении, что она указывает на усиливающий эффект триптофана не только на химический, но и на спонтанный бластомогенез. Авторы, как и предыдущие исследователи, объясняют канцерогенный эффект триптофана накоплением в организме метаболитов этой аминокислоты.

Таким образом, анализ литературного материала вполне убедительно демонстрирует бластомогенное действие ряда ароматических производных триптофана. Следует отметить, что если бластомогенная активность 3-оксиантраниловой кислоты и 8-метилового эфира ксантуреновой кислоты твердо установлена, то этого нельзя сказать об остальных ароматических производных триптофана, в частности 2-аминоацетофенона.

Последний метаболит, как и 3-оксиантраниловая кислота, с большим постоянством и в высокой концентрации обнаруживается в моче больных различными формами лейкозов (В. Д. Иванова, 1964).

Мы вполне разделяем мнение исследователей (Dunning, Curtis, 1950, и др.) о том, что усиливающее влияние триптофана на химический канцерогенез следует связывать с нарушением нормального расщепления этой аминокислоты и накоплением метаболитов, характеризующихся бластомогенной активностью.

При сопоставлении результатов исследования бластомогенной активности индольных и ароматических производных триптофана обращает внимание, что последние по сравнению с индольными метаболитами обладают более выраженной активностью.

Характерной чертой бластомогенеза, индуцированного ароматическими метаболитами триптофана, является вовлечение в процесс малигнизации различных тканей (эпителиальной, соединительной ткани, эмбриональной, элементов ретикулоэндотелиальной системы).

Наиболее уязвимыми оказываются при этом ретикуло-эндотелиальная система и переходной эпителий мочевого пузыря, следствием чего является наиболее частая индукция лейкозов и опухолей мочевого пузыря.

«Роль эндогенных факторов в развитии лейкозов»,
под ред. проф. М.О. Раушенбаха