Графическое изображение течения болезни

Сопоставляя у отдельного больного цифровой показатель клинического состояния — индекса отягощения — с показателем степени отклонения от нормы биологических реакций, мы получаем возможность сразу же судить о степени нарушения равновесия выведения организма из его нормального состояния. Нормальное состояние, как мы уже указали, условно можно изобразить нулем (отсутствие отягощений) или графически нейтральной точкой, а при повторных исследованиях на протяжении болезни (течение болезни) — рядом точек по горизонтальной прямой.

Всякое отклонение от нормы любого компонента из комплекса биоклинических факторов скажется отклонением от этой нейтральной точки (прямой), подъемом кверху для клинического индекса и для биологических реакций при показателях со знаком плюс, а при показателе со знаком минус — опусканием вниз. Повторные исследования позволяют уже вычерчивать кривые.

Чем больше отклонение от нормы, тем шире колебания кривых. Отсюда для более наглядного представления о клинико-биологических состояниях мы составляем графические характеристики каждого больного (по типу кривых температуры, пульса, дыхания и т. д.), которые чрезвычайно облегчают анализ всех происходящих изменений, как это видно из приводимых здесь примеров индивидуальных карт, относящихся к различным типам течения болезни.


Графическое изображение динамики клинико-биологических соотношений в течении болезни, т. е. индексов клинического отягощения и показателей степеней отклонений от нормы морфологических элементов крови и РОЭ

Графическое изображение динамики клинико-биологических соотношений в течении болезни, т. е. индексов клинического отягощения и показателей степеней отклонений от нормы морфологических элементов крови и РОЭ

Тип благоприятный (слева) и тип неблагоприятный (справа). Объяснение в тексте.


Графическое изображение динамики клинико-биологических состояний

Графическое изображение динамики клинико-биологических состояний

а — тип волнообразного течения, б — тип неопределенного течения.
Объяснение в тексте.


В каждой из этих карт верхний график относится к изображению клинического течения болезни — изменению тяжести. По вертикалям откладываются единицы отягощения — индексы, причем отдельно изображены индексы местных изменений (нижняя кривая), местных изменений вместе с осложнениями (средняя кривая) и, наконец, верхняя кривая представляет движение общего индекса клинических отягощений.

Подъем кривой характеризует нарастание индекса отягощений — тяжести болезни; падение кривой — уменьшение индекса — улучшение болезни, полное же выздоровление должно свести кривую на нет, к нулю, к нижней горизонтали.

Второй и третий график относятся к лабораторным исследованиям; эти кривые построены так, что в середине проводится прямая линия нормы, выше которой идут отклонения в сторону плюса и ниже — в сторону минуса.

Средний график относится к морфологии крови с тремя кривыми общего лейкоцитоза, процентного содержания нейтрофилов и лимфоцитов, причем нормальные соотношения будут характеризоваться сближением всех трех кривых и приближением их к средней линии — к норме, тогда как отклонения от нормы — колебания кривых — будут характеризовать нарушения нормальных соотношений.

Наконец, нижний график для РОЭ построен по тому же принципу, но так как здесь цифры выше нормы встречаются как исключение, а имеют особое значение главным образом колебания ниже нормы, то и весь график построен с отклонением от нормы только вниз; здесь пришлось ввести для крайних степеней отклонения (для — 4) добавочные подразделения ( — 41, — 42, — 43 и т. д.). Наконец, для большего отличия этих данных мы их изображаем кружками, а степени отклонений не кривыми, а различной длины вертикалями. Приведем несколько примеров:

На рисунке выше положение – а. Больная 13 лет. Комбинированное поражение коленного и лучезапястного сустава с натечными абсцессами.

Смотрите рисунок – Графическое изображение динамики клинико-биологических соотношений в течении болезни, т. е. индексов клинического отягощения и показателей степеней отклонений от нормы морфологических элементов крови и РОЭ

Здесь периоду тяжелого клинического состояния (при индексе 22 — 23) соответствуют и значительные отклонения от нормы гематологических исследований — пониженный лимфоцитоз, резко ускоренная РОЭ и низкая липаза.

В дальнейшем, наряду с понижением индекса клинических отягощений, постепенно приближается к норме липаза, а несколько позже и РОЭ; пониженный лимфоцитоз сменяется повышенным, который и остается таковым до конца; липаза же и РОЭ в конце наблюдения нормальны.

В этом случае, наряду с тенденцией клинического течения приблизиться к норме, в динамике реакций находим отражение успешно протекающей борьбы.

На рисунке выше положение – б. Больной, 13 лет, с тяжелым спондилитом (индекс 20) четырехлетней давности, со свищами, которые привели больного к амилоиду и смерти.

Смотрите рисунок – Графическое изображение динамики клинико-биологических соотношений в течении болезни, т. е. индексов клинического отягощения и показателей степеней отклонений от нормы морфологических элементов крови и РОЭ

Биологические реакции так же безотрадны, как и вся клиническая картина; морфология белой крови дает атипическую реакцию; несмотря на исключительно высокий лейкоцитоз (29 тысяч), отсутствует реакция со стороны нейтрофилов, которые, как и лимфоциты, обнаруживают почти нормальные соотношения или лишь незначительные отклонения от нормы.

Липаза и РОЭ с самого начала исследования идут на низких цифрах, которые еще понижаются и к концу достигают катастрофических цифр (РОЭ заканчивается скорее, чем в 10 минут, липаза ниже 5).

На рисунке выше представлены графические изображения историй болезни двух других больных с волнообразным (а) и неопределенным (б) течением.

Смотрите рисунок – Графическое изображение динамики клинико-биологических состояний

В общем анализ индивидуальных карт и кривых, составленных по этому методу с учетом всего комплекса биологических реакций, показывает, что в последних в огромном большинстве случаев мы имеем совпадение с клиническим течением и исходами.

Несовпадение обычно зависит от различных причин, могущих нарушить общую планомерность и даже извратить реакции, или от краткости наблюдений, так как нередко последующее течение и исход дают разгадку этим кажущимся противоречиям (хорошее клиническое состояние с плохими биологическими реакциями дает затяжное течение и плохой исход; плохое клиническое состояние, тяжелый активный процесс, но хорошие биологические реакции нередко дают благоприятный исход).

Признавая особую важность биологических реакций, мы вместе с тем считаем необходимым еще раз подчеркнуть, что отсутствие лабораторных исследований ни в какой степени не должно удерживать от применения учета клинических состояний, имеющего совершенно самостоятельное значение.

Нам нередко приходилось слышать от некоторых врачей, что они не могли применять «унитарный» метод, так как не имели возможности производить лабораторные исследования.

Это большое недоразумение. «Унитарный» метод был создан главным образом для учета клинических состояний и результатов лечения, а лабораторные и рентгенологические исследования только дополняют его. Эта точка зрения получила отражение и в пашей клинике, поскольку мы ввели эту методику в несколько упрощенном виде для учета и обследования амбулаторного материала, где мы, конечно, не имели возможности широко использовать лабораторию.

В заключение считаю необходимым еще раз подчеркнуть,, что унитарный метод является лишь схемой периодического (ежемесячного) учета результатов лечения костнотуберкулезных больных и как всякая условная схема учета ни в коем случае не может заменить историю болезни, которая должна оставаться основным документом, фиксирующим всестороннее клиническое исследование больного, ежедневное за ним наблюдение с детальным описанием проводимого лечения.

«Костно-суставной туберкулез», П.Г.Корнев